Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

ОБ ИНОСТРАННЫХ КАПИТАЛАХ


> вся царская индустриализация велась на иностранный капитал

«Более или менее четко выделяются по своему иностранному происхождению лишь капиталы иностранных акционерных обществ, функционировавших у нас в России. К 1885 г. такие иностранные вложения в русскую промышленность, по нашему приблизительному подсчету, достигали примерно 52 млн. руб., т. е. около 20% общей суммы акционерных капиталов, а к 1914 г. они возросли до 567 млн. руб., что не превышает тех же 20% общего итога промышленных акционерных капиталов 1913 г.»

(Акад. С.Г. Струмилин, "Избранные произведения", т. 1 ("Статистика и экономика"), АН СССР, М. 1963, стр. 329)

Независимо от величины: когда своего капитала не хватает для нужд развития, существуют две альтернативы: привлечение иностранного капитала или labor-capital substitution, т.е. расход человеческого капитала. Русский капитализм, заимствуя иностранный капитал, занимался сбережением русского народа. Советский режим основывался на сжигании человеческого и демографического капитала унаследованного от Российской Империи. Великое достижение!

> местные же сливали деньгу в Баден-Баденах

2/3 прибыли русских промышленных предприятий шло на реинвестиции в развитие производства.

https://www.academia.edu/52918799/_Нет_на_свете_печальнее_повести_чем_об_этой_прибавочной_стоимости_




П.В. Оль, "Иностранные капиталы в народном хозяйстве довоенной России", Комиссия при Всесоюзной Академии Наук по изучению естественных производительных сил СССР, Л. 1926

Таблица 1, "Суммы иностранных капиталов работавших ежегодно в России за 80 лет с 1827 по 1915 г. с подразделением на основные (акционерные и паевые) и облигационные капиталы [...] с указанием средней их погодной доходности по акционерным и паевым капиталам в процентах".



Там же (стр. 25):






«Общим итогом работы иностранного капитала в России можно считать то, что из страны, еще в 1877 году ввозившей обыкновенные мешки, в 1913 году она превратилась в страну, на 56% удовлетворявшую свои потребности в станках и оборудовании за счет внутреннего производства.

В этой констатации уже кроется часть ответа на поставленные ранее вопросы: "какой ценой?”, "не за счет ли потери своей политической или экономической самостоятельности?"

”80 - 90-е годы XIX в. в определенном смысле были решающими для народного хозяйства России: в случае замедления темпов индустриализации страна могла оказаться в зависимом положении от ведущих капиталистических государств. Но этого не произошло”, - отмечает В.В. Галахов. С такой оценкой трудно согласиться. На самом деле рывок 80 - 90-х годов принес народному хозяйству страны освобождение от уже существовавшей зависимости от европейских мешков, а также рельсов, паровозов, чугуна, стали, меди и импорта практически всей оставшейся номенклатуры промышленных товаров.

Конечно, если бы Россия решила замкнуться в себе и оставаться, как ее назвал Энгельс, "европейским Китаем”, то тогда не возникла бы и зависимость от промышленного ввоза из Европы. Однако экономическая отсталость означала политическую и военную уязвимость. Эту уязвимость и продемонстрировала Крымская война 50-х годов XIX в. Дальнейшее экономическое отставание страны от Европы угрожало еще более серьезными последствиями.

Но этого не произошло: при широкой помощи извне (как раз в 80 - 90-е гг.) в стране был создан промышленный потенциал, еще недостаточный для поддержания высокого уровня жизни населения*, но достаточный для обеспечения военной, политической и в значительной мере экономической безопасности.

Пока что мы говорили о независимости "по большому счету”. Как представляется, и ”по малому счету” никакой угрозы для самостоятельности страны из факта привлечения иностранного капитала не возникало. Это, наверное, подтверждает более чем 20-летняя таможенная война (причем со стороны России война наступательная) против Германии. Об этом же свидетельствует ярко выраженная многолетняя антибританская политика правительства в самых чувствительных для Британии того времени регионах Среднего Востока и Средней Азии. Что касается Франции, то в силу ее противостояния с Германией не Россия ползала перед ней на коленях, а Франция, по выражению Энгельса, "пресмыкается перед царем”.

Исследование истории иностранного капитала в России не подтверждает опасений, которые могли бы возникнуть по аналогии с опытом стран, где экономическое развитие с помощью иностранного капитала получило уродливую однобокость, например ориентацию на вывоз одного-двух видов сырья, необходимого финансовой метрополии, и ввоз оттуда широкой номенклатуры товаров. С приходом иностранного капитала Россия не превратилась в "банановую республику" или, правильнее будет сказать, в "банановую империю".

Экспорт капиталов в Россию обычно не преследовал цель развить добывающие отрасли ее промышленности для снабжения сырьем народного хозяйства стран-инвесторов.

По общему правилу создававшиеся иностранцами предприятия горнодобывающей промышленности обслуживали прежде всего рынок самой России и только потом - мировой, именно мировой, а не рынок конкретных стран-инвесторов. Так, если южнорусский горнодобывающий и металлургический комплекс был создан на франко-бельгийские капиталы, то вывоз оттуда железной руды приходился главным образом на Германию, Великобританию и Голландию.

Или возьмем нефть, промысел которой в России был налажен Нобелем и Ротшильдом. В 1900 году в Баку было добыто 601,2 млн. пудов нефти, или 50,6% мировой добычи. Казалось бы, по ассоциации с известной всем деятельностью современных нефтяных монополий на Ближнем Востоке, что "сырьевой" империализм здесь налицо. Однако статистические данные этого не подтверждают.

Будучи крупнейшим производителем нефти, Россия занимала на мировом рынке нефтепродуктов подобающее ей место. Однако сырая нефть из страны практически не вывозилась. На экспорт шла продукция глубокой по тем временам переработки. В 1911 - 1914 годах на технически ценные продукты пришлось 88,6% всего экспорта нефти, в том числе 53,4% - на осветительные масла, 22,8 - смазочные масла, 11,4% - на бензин.

Следует также отметить, что из страны вывозилась только та часть продукции нефтяной промышленности, которая не могла найти сбыта на внутреннем рынке. Эта часть никогда не была значительной ив 1913 году, например, составляла всего 12% общего объема ее производства. Не лишним будет назвать и основного конкурента России на мировом нефтяном рынке - США. Соседство, прямо скажем, не зазорное.

В целом же Россия больше ввозила промышленного сырья и полуфабрикатов, чем вывозила. Соответствующие цифры стоимости сырьевого импорта и экспорта за 1913 год будут следующими: 668 млн. и 153 млн. руб.65 В частности, две из наиболее развитых стран мира - Англия и Германия - поставляли в Россию уголь.

Из этих примеров видно, что разговоры о том, будто бы иностранный капитал шел в Россию, чтобы грабить ее природные богатства, являются праздными. Это тем более очевидно, что на долю горнодобывающих компаний, относительно которых главным образом и могли бы возникнуть подобные положения, приходилась только около 1/3 всех иностранных инвестиций в российское народное хозяйство. Именно Россия использовала заграничный капитал в интересах своего развития, а не он диктовал России выгодные ему самому цели, например добычу сырья на вывоз.

Возьмем теперь другой канал "ограбления" России - вывоз прибыли от деятельности иностранного капитала.

Прежде всего надо сказать, что сам этот термин (коль скоро речь идет о такой стране, как Россия) взят скорее из агиа- тационно-пропагандистского, чем экономического лексикона. Россия - это не Центральная Африка XVII века, где европейцы могли обменивать стеклянные бусы на золото. Чтобы получить прибыль от деятельности в России, сюда надо было вкладывать реальный капитал: финансы, изделия промышленности, технологии, организаторский опыт и труд европейских инженеров, управляющих и рабочих.

В конце концов выходит, что можно говорить о встречном "ограблении” Европы Россией: ведь тот промышленный и человеческий капитал, который к нам вывозился, был, по сути дела, перекачкой прибыли и технических достижений европейской промышленности, плодов европейского просвещения. Это тем более походит на правду, что, как писал Витте, "мы сами поглотили уже столько иностранных капиталов, явившихся к нам в виде знаний, орудий труда, денег, ассимилировали совершенно стольких иностранцев, пришедших в качестве мастеров, хозяев предприятий, военных учителей и пр.".

Однако обратимся к цифрам. По расчетам Л.Я. Эвентова, итоговый баланс по иностранным инвестициям за 27-летний период (1887 - 1913 гг.) дает такую картину: в 1887 году в стране действовали иностранные капиталы в размере 177 млн. руб., за последующие 27 лет общий размер иностранных инвестиций в народное хозяйство России увеличился еще на 1783 млн. руб.

Значительная часть этих миллионов родилась в России и представляла собой обрусевшую часть прибылей от ранее вложенных заграничных капиталов. ”Самовозрастание иностранного капитала, - писал Эвентов, - происходило за счет капитализации доходов от прежних инвестиций... По существу, в этом факте нет ничего неожиданного, т.к. со времени Маркса хорошо известно, что капитал есть накопленная прибавочная стоимость...”.

Прибыли иностранцев не спешили эмигрировать из России обратно в Европу, поскольку бурное промышленное развитие страны было для них - истинных детей капитала - родной стихией. Российской индустриализацией был "перевоспитан” даже ростовщический банковский капитал Франции: не имея возможности использовать получаемую в России прибыль у себя дома, французские инвесторы стали употреблять ее на приобретение акций промышленных обществ России.

Чистый доход на весь капитал, вложенный иностранцами в народное хозяйство страны, за вычетом промыслового налога, составил в 1913 году 2326,1 млн. руб., то есть превысил за 27 лет сумму прямых иностранных инвестиций на 543,1 млн. руб. Следует, однако, иметь в виду, что далеко не вся эта сумма покинула пределы страны, так как часть ее была выплачена в форме иных налогов на промышленную и торговую деятельность, другая часть - просто прожита довольно многочисленными иностранцами в России. Средняя норма прибыли на заграничный торгово-промышленный капитал - этот обобщающий показатель "стоимости" иностранной помощи - составляла в 1887 - 1913 годах 12,9%. По российскому государственному долгу доход заимодавцев был равен 4,5%. Эта "стоимость” не кажется несправедливой, а прибыль иностранцев - баснословной. Рассмотрим один конкретный пример.

В 1865 году "Сименс и Гальске” приобрела на Кавказе крохотный медеплавильный заводишко производительностью менее 15 кг металла в сутки. Вложив в него как минимум 1,5-2 млн. руб. (не считая оборотного капитала и платежей казне), фирма создала самый крупный и технически оснащенный медеплавильный завод в России. Спустя 11 лет, в 1876 году, завод стал приносить "Сименсу и Гальске" чистую прибыль, которая в 1877 году составила 60 тыс. руб. И это притом, что в том же самом году завод выплавлял 1/4 всей меди империи.

То, что 12,9% средней нормы прибыли не было страшной жертвой, видно из такого примера: когда в начале 20-х годов В.И. Ленин выступил с идеей возобновления прямого сотрудничества с иностранным капиталом, он говорил, что согласен на сотни процентов прибыли иностранных предпринимателей. Конечно, это было сказано в полемическом задоре, в споре с противниками концессионной политики. И все же из этого позволительно вывести, что 13-процентную прибыль он рассматривал бы как более чем приемлемую.

Наверное, можно привести примеры и более прибыльной работы иностранцев в России. Однако и 13-процентная норма прибыли считалась в те времена очень привлекательной.

Однако высокая доходность предприятий имела и другой эффект, который уже отмечался нами: значительная часть прибылей не вывозилась из страны, а, превращенная в капитал, оставалась на месте работать. "Что же касается той части чистой прибыли, которая переводится за границу в оплату доходов по акциям, облигациям внешних займов и другим ценным бумагам, - говорил Витте, - то по мере развития народного хозяйства страны норма прибыли падает, означая тем самым уменьшение массы отливающих из страны капиталов относительно массы работающего в стране иностранного капитала... Ничто в мире не дается даром, и, чтобы создать свою промышленность, страна должна нести известные жертвы; но эти жертвы временные и, во всяком случае, ниже тех выгод, какие достигаются широким применением народного труда и разработкою естественных богатств страны за счет иностранных капиталов”.

Вместе с тем российский капитализм оказался не таким уж бездарным учеником и далеко не всегда тушевался перед авторитетом западноевропейских "гувернеров”. О вытеснении иностранцев из горного дела в Сибири и торгово-промысловой деятельности на Дальнем Востоке мы уже говорили. К войне российские промышленники отвоевали значительную часть нефтяного бизнеса, например так "русифицировали” Нобеля и его компанию, что шведского в них осталось немногим более, чем фамилия и легкий акцент в речи ее владельца. Кроме того, компания Манташева пробила первую брешь в германской электротехнической монополии».

etc.

(А.Г. Донгаров, "Иностранный капитал в России и СССР", М. : Международные отношения, 1990, стр. 32-38)




А.В. Гришин, "Роль иностранного капитала в становлении и развитии южного промышленного района России в пореформенную эпоху 1860 - 1900 гг."
http://economy-lib.com/rol-inostrannogo-kapitala-v-stanovlenii-i-razvitii-yuzhnogo-promyshlennogo-rayona-rossii-v-poreformennuyu-epohu-1860-1900

Попытка использовать иностранный капитал в целях экономического развития предпринимались в нашей стране дважды и с разным успехом. Первая - относится в середине XIX - началу XX вв. - это период масштабной трансформации экономической системы России. В течение нескольких десятилетий хозяйство страны претерпело кардинальные изменения, выразившиеся в бурном становлении национальной промышленности, ломке феодальных порядков в сельском хозяйстве. Переход к капиталистическому хозяйствованию и превращение России в аграрно-индустриальное государство произошло сравнительно быстро во многом благодаря именно иностранному капиталу.

По данным С. Г. Струмилина, вложения иностранных капиталов в русскую промышленность к 1885 году достигали примерно 52 млн. руб., т. е. около 20% общей численности промышленных акционерных капиталов, а к 1914 г. они возросли до 567 млн. руб., что не превышает тех же 20% общего итога промышленных акционерных капиталов.

Наиболее успешно деятельность иностранных предпринимателей и эффективность заграничных инвестиций проявились в процессе создания нового промышленного центра России - Южного промышленного района, становление и развитие которого пришлись на пореформенное время.

Вопрос об иностранных капиталах явился одной из тем, которые разрабатывали экономисты после Октября 1917 г. Эта проблема вышла в число актуальнейших в связи с обсуждением вопроса о признании Советской Россией долгов царского правительства. Результатом изучения вопроса об иностранных капиталах явились работы Ляндау Л.Г. «Иностранный капитал в дореволюционной России», Оля П.В. «Иностранные капиталы в России», Оля П.В. «Иностранные капиталы в народном хозяйстве дореволюционной России», Ронина С. «Иностранные капиталы и русские банки: К вопросу о финансовом капитале в России», Эвентова Л.Я. «Иностранные капиталы в русской промышленности», и другие.

Этими исследованиями были заложены основы статистики иностранного капитала в России, сделаны первые попытки его изучения по архивным материалам. Наиболее значимыми исследованиеми являются работы Оля П.В., в которых даны цифры об иностранных капиталовложениях в акционерные компании, действовавших на территории России. При всех недостатках расчеты, сделанные им, являются результатом большой и очень серьезной работы. Оль П.В. был крупным специалистом в области статистики. Ему принадлежал ряд статистических исследований в течение длительного времени. Одним из крупных недостатков работ Оля П.В. являлось преувеличение абсолютного размера участия иностранного капитала в народном хозяйстве России. Некоторые авторы, например Эвентов Л.Я., взяв за основу расчеты Оля П.В., пытались внести в них частичные правки.

Наряду с бесспорными успехами в изучении данной проблемы, исследователями 20-х гг. девятнадцатого столетия были допущены ошибки, которые оказали впоследствии серьезное влияние на изучение настоящей проблематики. В частности, именно в эти годы ими была выдвинута концепция дочернего происхождения российского финансового капитала, которая в дальнейшем сыграла негативную роль, став обоснованием сталинского тезиса и полуколониальном характере экономике России. «Царизм был агентурой западного империализма для выкачивания с населения сотен миллионов процентов на займы, отпускавшиеся ему в Париже и Лондоне, в Берлине и Брюсселе», - утверждал Сталин И.В. «Россия не случайно выступала в империалистической войне на стороне Антанты - Франции и Англии. Необходимо иметь в виду, что перед 1914 годом важнейшие отрасли промышленности России находились в руках иностранного капитала, главным образом, французского, английского и бельгийского, то есть стран Антанты», - делался вывод в «Кратком курсе ВКП (б)».

Превращение этого тезиса в середине 30-х гг. в непререкаемую догму положило конец научному изучению деятельности иностранных компаний на территории нашей страны. В учебниках и агитационно-пропагандистской литературе роль иностранного капитала стала сводиться к подчинению российской экономики и закабалению страны. Причем главная ответственность за это возлагалась на прямые иностранные инвестиции в промышленность и банки России.

Новым импульсом негативного освещения деятельности иностранного капитала в России, как основного фактора ее превращения в полуколонию, придала в конце 40-х гг. XXI в. кампания по борьбе с «космополитизмом»: в обобщающих работах и специальных статьях, опубликованных в 50-е гг. того же века, иностранный капитал изображался главным виновником отсталости страны, умышленно тормозившим ее развитие. Тезис о полуколониальной зависимости России был не только ошибочен, но и вреден, поскольку он противоречил историческим фактам.

Во второй половине 50-х гг. XIX в., когда тезис о полуколониальном характере экономики России стал утрачивать свою незыблемость, некоторые историки-экономисты, пытаясь выяснить, каким же было положение в действительности, предприняли систематическую разработку архивных материалов, в том числе промышленных компаний и банков, обычно рассматривавшихся в качестве орудий иностранного капитала в России. Результатом явились первые исследования в отечественной историко-экономической науке, в которых предпринималась попытка дать объективную оценку действительному состоянию дел и определить подлинные размеры и масштабы иностранного присутствия в российской экономике. Среди крупных работ, написанных в то время, следует отметить исследования Ананьича Б.В. «Русское самодержавие и внешние займы в 1898-1902 гг.»; Фурсенко A.A. «Из истории русско-американских отношений на рубеже Х1Х-ХХ вв.»; Соловьева Ю.Б. «Франко-русский союз в его финансовом аспекте (1895-1900)»; Соловьева Ю.Б. «Петербургский Международный банк и французский финансовый капитал в годы первого промышленного подъема в России (образование и деятельность «Генерального общества для развития промышленности в России»)» и некоторые другие.

Параллельно с изучением иностранных капиталовложений в российскую экономику в 50- начале 60-х гг. шло накапливание конкретного материала по истории освоения южнороссийского региона. Появились работы по истории становления и развития промышленности в районе в целом и отдельных предприятий в частности среди наиболее известных работ этого периода следует указать исследования: Бакулева Г. Д. «Черная металлургия юга России»; Малахова Г.

М., Шостак А. Г., Старикова Н. И. «История горного дела в Криворожском бассейне»; Широкова А. 3. «Большой Донбасс»; Шполян-ского И.Д. «Монополии угольно-металлургической промышленности Юга России в начале XX в.» и другие. Особенностью данных работ состояла в том, что их авторы пытались рассматривать процесс развития района в комплексе, делались попытки систематизировать, обобщить деятельность промышленных предприятий юга страны, сопоставить их деятельность с работой предприятий в других индустриальных центрах. При этом использовались статистические данные как официальных источников, так и исследователей 20-х гг. Вместе с тем, в работах этого периода сохранялось негативное в целом отношение к роли иностранного капитала в развитии промышленности юга России.

В середине 60-х гг. начатые исследования иностранного предпринимательства и инвестиций были пресечены под влиянием набиравшего силу «нового направления» в изучении социально-экономических предпосылок Октябрьской революции, выдвинувшего взамен дискредитировавшего тезиса о полуколониальном характере российской экономике, тезис о тупиковой отсталости России, выход из которой якобы могла открыть только социалистическая революция. Изучение истории иностранных капиталовложений, как справедливо писал Бовыкин В.И. в статье «Актуальные проблемы экономической истории», почти полностью прекратилось.

Лишь во второй половине 70-х гг. в отечественной историко-экономической литературе стали изредка появляться работы на данную тему. Это исследования - Лачаевой М.Ю. «Английский капитал в меднорудной промышленности Урала и Сибири в начале XX в.»; Дьяконовой И.А. «Нобелевская корпорация»; Абрамовой Н.Г. «Иностранные общества в России в 1905-1914 гг.» и некоторые другие.

Во второй половине 60-70-х гг XIX в. продолжалось исследование южнороссийского промышленного района. В целом ряде появившихся книг и статей делалась попытка проанализировать этапы развития отдельных его областей, техническое и организационное устройства промышленных предприятий, роль и место формировавшегося центра в общероссийском рынке и т.д. Из наиболее крупных работ следует указать исследования Дружининой Е. И. «Южная Украина в период кризиса феодализма. 1825-1860 гг.»; «История технического развития угольной промышленности Донбасса»; Крутикова В. В. «Металлургическая промышленность Донбасса в период экономического подъема 90-х годов XIX в.» и другие.

Новым на этом этапе становится написание истории конкретных промышленных предприятий южного промышленного района. Как правило, данные работы носили несколько «парадный» характер, но, несмотря на отдельные недочеты, в частности, некоторую политизацию, больший крен в сторону освещения советского этапа развития этих производств, в них содержатся интересные материалы, почерпнутые из архивов. Поэтому при изучении настоящей проблемы эти работы нами были использованы.

Новый этап в изучении как роли иностранного капитала в индустриализации страны, так и развития южнопромышленного региона приходится на середину 80 - 90-х гг. В статьях Бовыкина В.И. «Французское предпринимательство в России»; Его же. «Бельгийское предпринимательство в России», в монографии Донгарова А.Г. «Иностранный капитал в России и СССР» и ряде других впервые делалась попытка объективно оценить роль иностранного капитала в промышленном развитии страны и отдельных его регионов, на конкретном фактическом материале показать его взаимодействие с властью и представителями отечественных деловых кругов.

В эти же годы появилась монография Тихонова Б. В. «Каменноугольная промышленность и черная металлургия России во второй половине XIX века. (Историко-географические очерки)», в которой впервые в отечественной историко-экономической литературе подведены итоги работы проведенной исследователями ранее. Однако, как следует из названия монографии, автор не ставил перед собой цель рассмотреть деятельность конкретных производств и дать оценку деятельности иностранных компаний и капиталов по развитию южного промышленного региона.

[...]

Цель настоящего исследования заключается в том, что проанализировать роль иностранных инвестиций и обобщить деятельность иностранных компаний в становлении и развитии нового индустриального центра на юге России в пореформенную эпоху - в 1861 -1900 гг.

[...]

Заключение.

Становление и развитие нового индустриального центра на юге России прошло в сравнительно короткие сроки во многом благодаря интенсивному притоку иностранного капитала. В результате была создана промышленность новая по форме организации, техническому оснащению, финансированию правовому статусу.

Созданная промышленность способствовала завершению промышленного переворота в отраслях тяжелой промышленности, с формированием южного угольно-металлургического и железорудного комплекса.

Причины такого небывалого ранее подъема черной металлургии заключаются, прежде всего, в том, что позднее завершение промышленного переворота в этой отрасли открыло перед ней новые перспективы как раз в разгар общего промышленного подъема 90-х гг. и под защитой высоких пошлин на привозные металлы.

Промышленный переворот в черной металлургии Южного района завершился к середине 90-х гг. XIX в., когда был создан комплекс нескольких мощных заводов в Приднепровье и Донбассе, созданных на средства главным образом французского и бельгийского капитала, опередивших по выплавке чугуна старый Урал.

Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции сыграли важную роль в экономическом развитии южнороссийского региона. Они облегчили первые шаги российской промышленности по пути индустриализации, сделали возможным создание железнодорожной сети, промышленного производства, способствовали созданию отраслей тяжелой промышленности, без которых невозможен был дальнейший индустриальный рост страны.

Но они не были определяющим фактором ее экономического развития, направления которого обусловливались прежде всего внутренними потребностями. Созданные иностранцами или при их участии промышленные и иные предприятия работали на российский рынок. А это значит, что они должны были находиться в постоянном взаимодействии с потребителями их продукции, поставщиками сырья, местными кредитными учреждениями, конкурентами и прочее, т.е. функционирование иностранного капитала в России могло быть успешным лишь при его интеграции в окружающую общественную, хозяйственную и правовую среду.

Значительный приток иностранного капитала в тяжелую промышленность ускорил процесс индустриализации России, позволил ей, не задерживаясь проскочить «ситцевый этап» развития и вступить в «железный век» капиталистического производства. Иностранный капитал выступал в качестве «локомотива», тягача промышленного развития. Он способствовал организации в России производства на качественно новом уровне.

Вместе с иностранным капиталом Россия воспринимала, впитывала в себя высшие на тот момент формы организации производства и их уровень. От крошечной мануфактуры до крупного предприятия прошла российская промышленность Важно, что иностранный капитал не был какой-то безликой массой: на российской почве состязались перенесенные из западноевропейской национальных хозяйств весьма разнообразные методы организации производства, а также схемы различных взаимоотношений между ними.

Роль иностранного капитала для страны ввозящей его, противоречива: прилив иностранного капитала, несомненно, ускоряет развитие капитализма, но вместе с этим страна, импортирующая капитал, попадает в определенную экономическую и политическую зависимость от страны-кредитора.

Отказ от использования заграничных инвестиций имел бы для России негативные последствия. Ей пришлось бы повторить путь европейского промышленного развития: собирание «третьим сословием» денег, чтобы открыть сначала мелкую лавчонку или мануфактуру и затем десятилетиями экономии, формировать сколько-нибудь значительный капитал. Пойти этим путем означало безнадежно отстать и потерять всякую экономическую самостоятельность, и более того, политическую самостоятельность.

Пример развития южнороссийского промышленного центра - яркое подтверждение тезиса о взаимозависимости и взаимообусловленности экономических процессов, происходящих в национальной экономике. Развитие одной отрасли народного хозяйства ведет к росту других отраслей, всего хозяйства в целом, и наоборот, снижение темпов, спад ведет к уменьшению темпов, снижению общего развития экономики. Железнодорожное строительство 60-70-х гг. не только обогатило строителей и крупных акционеров железных дорог, но и способствовало форсированному росту важнейших отраслей тяжелой промышленности и приливу в эти отрасли иностранного капитала.

Большой прилив иностранного капитала был одной из причин промышленного подъема 90-х гг. XIX в. Многие исследователи преувеличивали роль иностранного капитала в экономике России, не учитывали его отрицательных последствий. Но ошибочно и другое мнение, согласно которому иностранный капитал будто бы играл в России такую же роль, как в полуколониальной стране.

Опыт, использованный иностранным капиталом в народном хозяйстве России, позволяет сделать выводы, полезные в нынешний период рыночных реформ. Для того, чтобы экономика ощутила реальное воздействие внешних инвестиций, чтобы они послужили стимулом развития национального капитализма, нужен большой объем и достаточно длительные сроки инвестирования.

При колоссальном экономическом потенциале и сильной политической власти Россия может позволить себе без ущерба, а наоборот, с большой выгодой привлекать иностранные инвестиции в значительных масштабах. Регулятором этого процесса является различный режим для иностранных инвестиций, когда они направляются в приоритетные отрасли и регионы, а интересы национального капитала не ущемляются. При таком регулировании, как показывает опыт царской России, возможно избежать однобокого развития, и стране не превратиться в сырьевой придаток более развитых стран.

Таким образом, можно сделать вывод, что иностранный капитал оказал в целом благотворное воздействие на развитие южнороссийского промышленного центра. Он дал импульс развитие металлургической промышленности, которая в свою очередь стимулировала развитие других отраслей промышленности, в частности, машиностроения, судостроения и т.д., транспорта - железнодорожного. Постепенно на юге страны складывался единый народнохозяйственный комплекс.

В конце XIX в. увеличился спрос на металл, цены на который были высокими; более полно были выявлены запасы железной руды на Юге; значительно расширилась сеть железных дорог, связывавшая залежи каменного угля с запасами железной руды, а заводы с рынками сбыта; увеличился приток свободной дешевой рабочей силы в южные районы.




> не надо выдавать догоняющее зависимое развитие за какую-то особо выдающуюся добродетель

1.
Русское развитие не было зависимым, как многократно подчёркнуто в приведённых сведениях.

2.
К 1913 году Россия стала второй по размеру экономикой мира и крупнейшей экономикой в Европе, превосходившей по размеру ВВП и ВНП Германию (на 5%) и Англию (на 19%), далеко (в 1.9 раз) превосходившей Францию, и составлявшей 45% от размера экономики США.

При этом темпы промышленного роста России кратно превосходили темпы промышленного роста США, Германии, Англии и Франции.

Этот рост происходил на фоне того, что реальная зарплата русских рабочих была почти вдвое выше, чем в Бельгии, Франции и Германии, примерно такая же, как в Англии, и составляла 85% от размера доходов самых высокооплачиваемых в мире рабочих США.

Это развитие и достгнутое русской экономикой положение было, безусловно, выдающимся.

> это как если бы Путину его любимые не имеющие аналогов гиперзвуковые чудо-ракеты делал завод BAE Systems, расположенный в Нижнем Тагиле

И все эти заводы в WW1 дружно работали на нужды ведения Россией войны против Германии.
Так же, как в WW2 заводы Форда в Германии дружно работали на немецкие военные нужды.
Дивиденты иностранным держателям акций начислялись, а заводы работали на оборонные нужды той страны, где они были расположены.

А если бы их не было -- то ни Россия в WW1, ни Германия в WW2 не получала бы продукции выпускаемой этими заводами.

Современная российская военная продукция массово выпускается на оборудовании поставляемом из ЕС -- несмотря на все "санкции", о подробностях можете справиться у _devol_.
Subscribe

  • МАРКС-ЭКОНОМИСТ В ОЦЕНКЕ П. САМУЭЛЬСОНА, ДЖ.-М. КЕЙНСА

    И ЭКОНОМИСТОВ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА Выдающийся экономист П. Самуэльсон, первый американский лауреат нобелевской премии по экономике (в 1970, после…

  • ЗОЯ МАКСИМОВНА КИШ (ПЕТРЕНКО)

    родилась в 1921 г. в д. Новопокровке Ижморского района нынешней Кемеровской области. Семья у нас была большая: родители, три брата и четыре сестры.…

  • О М. Горьком

    (Из неопубликованного черновика:) На соседней клетке литературного поля в создании конструированного само-образа с "крестьянскими писателями"…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments