Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

славно-то как


сказка про Поимелю и мировой нетрадиционал

Шел как-то по проспекту Поимеля,
по сторонам глазел без дела, без цели.
Глядь – навстречу Шендерович шагает,
лицо от людей газеткой прикрывает.

[...]

Подступают, глазами зыркают, зубами клацают,
по разным местам липкими руками мацают.
Глядит Поимеля в волнении кругом -
словно на прогулку вышел дурдом.

Стоит перед ним Евгений Киселев –
телом хоть рыхл, да ликом суров.
Злобно глядит Ирина Ясина –
явно бандитского вида орясина.
Стоит Иваненко, огрызок грызет,
боров-Надеждин щетину скребет.
Тут и Борис Немцов в белых штанах –
одно это уже может вызвать страх.

[...]

Закричал Поимеля - спасите, мол, меня пропащего.
Он-то простой дурак, а то вообще пациенты Кащенко.
И чудо свершилось как в кино голливудском -
выходит Хакамада в юбке узкой.

Не бойся, говорит, демократически ориентированный,
тут все свои, хочешь – и тебя рекрутируем?
Снова спасла Хакамада-Заступница.
В жизни загробной ей это обязательно окупится.

Отдышался Поимеля, сердечные ритмы стабилизировал,
и вопрос, что в душе томился, наконец вербализировал:
«А кто же вы будете, граждане и гражданки?
А то вы помитингуете, а мне потом лезть под царевы танки?»

Мы, ему говорят, Комитет две тыщи восемь,
соглашайся, электорат, пока добром тебя просим.
Все убогие и прочие меньшинства
должны бороться с режимом фашистским.
Кто на Земле умом, али совестью мал,
сплачивается в наш мировой нетрадиционал!


Тут их всех опричники и повязали,
о чем мы в начале сказки предупреждали.
Потому что сколько веревочке не виться,
а время пришло – раздвигай ягодицы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments