Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Татьяна Базжина> Если бы к лозунгам о реформировании образования добавить еще и анализ потенциальной занятости, то направленность наших забот была бы, вероятно, качественно иной: не пытаться сомкнуть школу и вуз, а соединять школу с профессиональным образованием, то есть со средним специальным.

Какое разительное (и педагогическое, и даже человеческое) отличие между этой программой и позицией, скажем, Соловейчика!

А что мы сейчас делаем неточной своей пропагандой, будто идти в институт чуть ли не зазорно? Я глубоко убежден в том, что, если старшеклассник не собирается поступать в институт, причем серьезно, а не просто так: «Ну ладно, попробую», он учиться как следует не будет. Все наши уговоры на темы «Учись, чтобы стать человеком», «Учись – в жизни пригодится» не действуют совершенно.

Нет, я буду говорить ребятам так:

– Учитесь изо всех сил, ребята, это единственное, последнее время жизни, когда можно учиться изо всех сил, и силы для этого есть! Учитесь так, чтобы каждый из вас, без единого исключения, имел возможность учиться в высшей школе, продолжать образование в любом виде. Я знаю, что вы умеете работать, что вы не боитесь никакой работы, я это видел на наших сборах, в летних лагерях, на наших субботниках и в коммунарские дни. Но сейчас вы еще ничего о себе не знаете – ставьте себе цели труднее! Не будьте трусами!

И я буду повторять это изо дня в день и помогать каждому в отдельности, пока класс у меня не мобилизуется, не настроится на учение. Потому что учить класс, в котором все хотят поступить в вуз, – наслаждение; учить класс, в котором только половина хочет поступать в вуз, – очень трудно; а учить класс, в котором в вуз собираются лишь 5–6 человек, – совершенно невозможно. Это афера.

[...]

Пока мы говорим об учении, я вижу самого последнего в моем классе – я не имею права его потерять, я должен вытянуть его на какой-то средний уровень. Последних в моем классе, в нашей жизни быть не должно, я отвечаю за последнего головой и душой, мне невыносима мысль о последнем, отставшем, отпавшем.

Может быть, я идеалист, может быть, дурак, но я не хочу, не могу терпеть, чтобы были в нашей жизни последние, – это унизительно, стыдно.

Говорят: зачем всем людям среднее и тем более высшее образование? Зачем Шаталов учит так, что все его ребята поступают в институт? Разве всем людям нужно высшее образование? И обществу, стране это не нужно, дорого!

На вопрос «зачем?» я ответить не могу. Неверно поставлен вопрос. Это не «почему-вопрос», не «зачем-вопрос», это вопрос совести! Я сам получил высшее образование, и я не имею права спрашивать, зачем оно тому или иному человеку, я должен всё делать для того, чтобы и все получили его, без всяких «зачем» и «почему».

Пока речь идет об учении, моя боль, моя забота – последние в классе.

(“Дневник Николая Федоровича”)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments