Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:
-- О чем задумался, детина? --
Вайсброт приветливо спросил.
-- Какая на сердце кручина?
Иль таки кто, блин, огорчил?

-- Ах барин, барин, добрый барин! --
Ямщик сказал, -- да ты ж еврей!
Суровый староста-татарин
Тебя существенно добрей.

Ямщик умолк и кнут ременный
С досадой за пояс заткнул
Вайсброт ушёл неугомонный
И грустну песню затянул.

Про валуны Ерусалима,
Про море мертвое, Сион,
Про то, как ждет старушка Сима
Когда туда приедет он.

Зачем же в русские деревни
Он едет мрачною зимой?
Зачем его народец древний
Снабдился русскою душой?

Сиона дщери в своих шейках
С древлянами мешали кровь
Отсюда у сынов еврейки
К осинам жгучая любовь.

Вайсброт умолк, ямщик прикрикнул:
"А ну, залетные, гони!.."
С тех пор всю ночь никто не пикнул
И не приблизились огни.

Не скрипнет снег, не треснет льдинка,
Чтоб не услышать за версту.
Вайсброт молчит собакой динго
И волком смотрит в темноту.

Ямщик о синхрофазотроне
Уныло песню затянул,
Как провожали на перроне
Весь ВАК в далекий Барнаул.

Затем читал на память "Бесов".
Каких из них? Да тех и тех,
Пока в ответ ему из леса
Не раздался зловещий смех.

. . .


http://www.livejournal.com/users/forgers/126929.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment