Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:
Очень любопытное исследование о немецком обществе, "в книгу вошли 22 экспертных интервью с представителями интеллектуальной элиты Германии".

Наблюдаем:
  • С одной стороны, типичный синдром этнической себя-ненависти, этнического автонегативизма. Понятно, не сам по себе берущийся, но насаждаемый и поддерживаемый.


  • При этом "людьми второго сорта", национально-неправильными немцы ощущают себя только по сравнению со старшими братьями по западной цивилизации. Агрессивность против остальных народов, вообще говоря, никуда не девается, коль скоро она может быть перенесена из собственно-немецкой в общезападную ("европейскую") оболочку и артикулирована заново с ее позиций.
    (Ср. напр. радостное участие Германии в погроме сербов, являвшемся по существу продолжением операций Второй мировой войны.)


"Комплекс немецкой вины" существует только по отношению к евреям, цыганам-гомосексуалистам и, в какой-то мере, старшим братьям. Что немцы с их европейскими союзниками уничтожили 30 млн. русских и других советских людей, геноцид сербов -- это мелочи, не стоит даже брать в голову. "Какой-такой Ленинград?" "Подумаешь, повырезали этих русских". С современной немецкой идеолого-политической точки зрения, не сказать даже, что это было плохо.

Кстати, если у немцев наступит реакция против национального самоотрицания (вернее, им скомандуют, "теперь можно"), нетрудно догадаться, в какую именно сторону она будет каналирована.
Собственно, на идеологическом и отчасти политическом уровне мы это уже наблюдаем.
Да будут же благословенны турки, которые может быть оттянут очередной drang общеевропейцев (aka арийцев), которым вновь скомандуют "фас nach osten", разве что в этот раз не от имени Германии, а от имени "общеевропейских ценностей".
Полагаю, что как ни парадоксальным это может казаться на первый взгляд, но с точки зрения России даже предпочтительнее развитие в Германии неонацизма, т.к. это хотя бы на время смешает карты созданию очередной европейской армады.

* * *

Для немцев типична опережающая готовность: исполнители знали, чего от них хотят, и делали даже больше того, чем им приказывали. Это развитое верноподданническое сознание! "Понявшие" начальство делали то, что им не было приказано, но что, по их умозрению, было на руку или в духе того, чего от них хотели!

Но все же я исхожу из того, что коллективной вины не существует! Это, по-моему, очень легко понять. Есть индивидуальная вина. А что должно быть коллективным – так это стыд за то, что предки натворили. И я не знаю, сохранится ли Германия на этом пути – или она растворится в каком-то там европейском или всемирном глобальном духе. Потому что произошел распад германского, немецкого общества, и он зашел достаточно далеко.

За эти годы было написано огромное количество книг о фашистском периоде истории Германии, хотя многое остается неизвестным. Главной же темой остается геноцид, вокруг которого концентрируется чувство вины. Развязывание же самой войны и ответственность за ее ход находится по большей части на периферии немецкого сознания. Интересно, что Германия потеряла значительную часть территории, но это не сохраняется в памяти людей. В других странах такого не наблюдается. Но благодаря этому мы имеем хорошие отношения с Польшей. Сама память войны в какой-то мере исчезла.

Для Германии война и в целом нацизм – это позор! Дело не только в том, что в войне Германия потерпела военное поражение, это не так существенно. Суть вопроса – в моральном поражении и моральном кризисе. Очень немногие в Германии считают, что они не несут ответственности за развязывание войны, а чувство позора испытывает большинство. И это большинство предпочло бы отказаться от немецкой идентичности. Поэтому в Германии патриотические чувства не являются распространенными. Для многих немцев похвала состоит в том, если им скажут, что они непохожи на немцев. Это типично.

... в Германии редко можно встретить человека с патриотическими чувствами ... у немцев есть стремление выйти за рамки немецкой нации – немцы хотят быть европейцами, но только не немцами.

Чувство позора, доставшееся от прошлого, объясняет, почему значительная часть немцев не любят немецкую культуру, немецкий язык и самих себя.


война не рассматривается в качестве важного события в истории российско-германских отношений. На первый план выходит тема войны применительно к евреям, но... не по отношению к России.

А для подрастающего поколения этот вопрос формулируется иначе: наши отцы, деды это сделали – хорошо, но мы-то здесь при чем? И тут проблема, что молодое поколение все-таки… даже не очень молодое, а под 40 – под 50 лет все-таки хотят закончить это дело более или менее в том смысле, что мы не должны чувствовать себя на веки вечные виновными!

Это было! Это было страшно! Но нужно стараться, чтобы это не повторилось, и все. Но мы-то невиновны! Нельзя нас постоянно и на веки вечные вот так нам тыкать в нос: "вы виноваты!" И вот в этом-то именно и состоит: как быть с этой виной, которая существует как коллективная вина, но которую нельзя просто передать каждому новому поколению немцев!

В 1995 году был проведен общенациональный опрос, в ходе которого спрашивали: "Следует ли события 1945 года называть «поражением» или «освобождением»?" 80% опрошенных высказались за то, что это было освобождение. Но если Вы посмотрите, как люди характеризуют нацизм, то увидите, что прежде всего это связывается в головах людей с геноцидом евреев. Очень мало тех, кто связывает этот режим с преступлениями против других народов и ответственностью за развязывание Второй мировой войны и нападением Германии на СССР. Лишь в некоторых случаях это дополняется политикой уничтожения сумасшедших или цыган. А когда речь заходит об уничтожении военнопленных советской армии, то сразу задают вопрос: а наши военнопленные? Конечно, они тоже были не в райских условиях, страдали. Многие из них погибли – но не в таких масштабах, и они не умерщвлялись теми способами, которые применялись по отношению к советским военнопленным. А политика нацизма по отношению к гражданскому населению?! Например, блокада Ленинграда – мало известно об этом. Нельзя сказать, что это полностью замалчивается, но это не закреплено в нашем сознании. Эти факты находятся на втором или третьем месте.

Вина Германии за Вторую мировую войну признана всеми политическими группировками. В то же время существует и реакция на это. Например, неофашистское движение характеризуется тем, что оно призывает гордиться тем, что мы немцы. По этому признаку сразу же определяются именно неофашисты. В других же странах – в России, Америке, во Франции – гордость за свою страну имеет совсем другой смысл. Таким образом, Германия отличается в этом отношении от других стран Европы. Признание вины сохраняет свое значение, и это порождает неофашистские провокации.

Отстранение от Германии и чувство принадлежности к международному сообществу дополняют друг друга. Например, если спросить студентов: "Что значит быть немцем? Что такое Германия?" – ответ будет скорее негативный. Примерно в таком духе: "Мы не немцы, а европейцы", "Нас это не интересует", "Мы самостоятельные личности". Немецкая молодежь хочет быть похожей на французов или англичан, но особенно – на американцев.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment