Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:
"Перестройке — нет альтернативы!" — говорил Михаил Сергеевич Горбачев в 1980-е. Странным образом, российское общество одно время верило этим словам. Тогда как альтернатива тому, что началось в 1986–87 гг., не только просто была, она была едва ли не наиболее предсказуемым вариантом развития событий, начиная со смерти Брежнева в ноябре 1982 г. Наиболее ожидаемым и вероятным. Советские интеллигенты вообще мало склонны к рефлексии и воспоминаниям, они забывают, как когда-то метко подметил Павловский, о чем думали и во что верили еще два месяца назад. О годах и говорить нечего — все стирается под чистую. Во время перестройки мало кто задумывался над тем, что происходит нечто странное, совсем не то, что ждали все 1970-е годы.

Ожидали ведь другого. Ожидали реализации так наз. "венгерского варианта" (его потом стали называть "китайским"), экономических реформ при сохранении монополии партии на управление страной. Это был наиболее естественный, наиболее даже безболезненный путь трансформации советского режима, особенно в ситуации экономического кризиса, вызванного падением цен на нефть. О таком авторитарном пути экономического реформирования еще в далекие 1960-е повествовали в "Обитаемом острове" братья Стругацкие, к тому же самому стремилась советская либеральная номенклатура, столь выпукло представленная в нынешних духовных руководителях Союза правых сил. Никакой демократии никто в этой среде не желал, ибо она ассоциировалась для них с народными бунтами, разнообразными неурядицами, в конце концов — с погромами.

Итак, к моменту прихода к власти Горбачева в 1985 г. столичная интеллигенция — и в либеральной, и в патриотической ее ипостасях — ожидала прихода просвещенного диктатора, Андропова №2. Демократии никто особенно не жаждал, все ее только боялись. О свободных выборах никто и не помышлял. Оптимальное развитие событие представлялось таким образом. Молодежи сейчас разрешат слушать рок-музыку, интеллигенции подкинут что-нибудь из запрещенного Набокова, предприимчивым людям — дадут возможность открывать частные магазины, потом — отпустят цены на продовольствие, снизят государственные дотации сельскому хозяйству, легализуют мелкое предпринимательство. И пошло, поехало. Все это было сто раз описано в разного рода аналитических записках закрытого и открытого толка.

Однако началось нечто совершенное иное...

У нас часто говорят, в СССР был невозможен "китайский вариант", обычно не утруждая себя доказательствами, а почему он был, собственно, невозможен. Обычно отвечают, партноменклатура вроде как была не та… Меня всегда удивлял этот аргумент, можно подумать при Мао в Китае она была та…

Почему-то ни у кого из публицистов не хватило воображения сравнить перестройку с тем, с чем ее и надлежало сравнивать: с китайской "культурной революцией". Почему-то никто не почувствовал сходства между этими событиями.

"Рассерженные молодые люди", разумеется, не избивали до полусмерти "обуржуазившихся" бюрократов, но на них прилюдно орали и издевались. Все шло четко по "китайскому сценарию". Первым делом Горбачев, как и Мао, сделал себя лидером партии, предоставив пост главы государства престарелому Громыко. Следующим шагом должен был, видимо, стать управляемый бунт "советских хунвейбинов", возглавляемый каким-нибудь популярным комсомольским лидером (или же партийным вожаком), против государственного аппарата и спецслужб. С последующей партийной расправой над государственно-номенклатурным средостением...

Полное ощущение, что творцы перформанса 1980-х хотели повторить то, на что оказались не способны в конце 1960-х годов...


(статья Б. Межуева)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments