Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

kluven

О РЫБНОСТИ ПРОТВЫ

«Эту дачную местность рекомендовал мне артист Малого театра Иван Федорович Красовский, уже несколько лет живший в Оболенском на даче, — и я нанял там дачу.

Как местность, Оболенское, действительно, удовлетворяло всем требованиям дачной жизни: дачи были расположены в полутораверставом расстоянии от станции, в старом тенистом парке, лес и река Протва были под боком. Дач было немного. Их занимали И.Ф. Красовский и Сергей Иванович Гречушкин, педагог; одно время там проживал Николай Григорьевич Бажанов — директор реального училища, бывшего Фидлера, в Лобковском переулке у Чистых прудов.

Все эти три лица были страстными рыболовами, а река Протва и приток ее Лужа славились рыбой: рыболовы вылавливали буквально пудами лещей, щук и судаков. Такой рыбной ловлей И.Ф. Красовский соблазнил и известного артиста Малого театра Константина Николаевича Рыбакова, который нанял дачу в Оболенском. Приехавши туда, Рыбаков, никогда не бывший рыболовом, сделался им [...]

Когда я поселился в Оболенском и [И.С.] Шмелев приехал ко мне в гости, ему понравилось Оболенское.

В то время нашлась одна свободная дачка, он ее нанял и пристрастился к рыбной ловле. Но настоящим рыболовом он не был, а любил, так же, как и я, вечерком, перед закатом солнца посидеть на берегу с удочками, помечтать, а мечты его были только о рыбе, — он все ждал, что вот на его удочку попадется большая рыба; в этом у него была даже уверенность, потому-то он и носил всегда с собой подсачик; по крупная рыба ему пе попадалась, а насадку брали окуньки, плотва да ерши.

Крупную рыбу, головлей и щук, носили продавать местные крестьяне.

Я помню, однажды сидели мы на терраске дачи Шмелева, — в то время приехал к нам Илья Львович Толстой, — подходит мужичек и предлагает купить десяток крупных головлей.
— Откуда ты их взял? — спросил Шмелев.
— Откуда, — знамо из речки!..
— Да ведь в Протве запрещено ловить рыбу сетями!»
kluven

Татьяна Быстрых в ФБ

Одно из самых ярких воспоминаний тоже конца 1950-х. Мы с сестрой в те годы постоянно проводили лето в деревне у бабушки. Сначала это была совсем маленькая деревушка, очень славная. Потом ее вдруг расселили, все переехали кто куда, и бабушка оказалась в другой деревне, тоже маленькой, домов пятнадцать, наверное. А ту деревушку снесли и распахали, стало большое поле.

И событие-то рядовое, незначительное, а вот помню. Был обычный летний день, теплый, солнечный. Мы все были чем-то заняты на огороде рядом с домом. И вдруг на нашу поляну перед домом выехал милиционер верхом, а за ним еще и мужик на телеге, с коробом таким, а в нем свежескошенная трава. Бабушка молча подошла, он спешился, спросил: такая-то? − такая.

И больше ни одного слова. Вот это и запомнилось, поразило тогда – солнце, тепло и абсолютная, звенящая тишина, молчание. Мужик взял с телеги вилы, подошел к нашему крылечку – простое, деревянное, без перил, две ступеньки, − поднял верхние доски, вилами достал оттуда несколько охапок накошенной травы и побросал в телегу. И они уехали. Бабушка поправила доски, села на крыльцо, долго сидела. Потом снова пошла на огород. Потрясенные, мы и не спрашивали, в чем дело.

Поняли позднее. Был сенокос, запасали сено для колхозной фермы. И действовало распоряжение по всей стране – нельзя косить для себя, пока не будет отмашки, не запасут сена для колхозов. А кормить скот нечем. Деревенское стадо пасли тогда из каждого дома по очереди, всех вместе − и коров, и коз, и овец, − рядом с деревней, на каком-то угоре, где было много вереска, помню. А осенью – рыжиков. Угор был уже вытоптан, коровы объедали ветки.

Чем вызвано это распоряжение, − и сейчас не понимаю. Ведь личные покосы были давно выделены, за каждым закреплено свое место. Все в деревне, кто не работал на ферме или где-то еще, включались тогда в «бригаду», и её посылали на любую работу, по разнарядке. В это время – все только на покос. «Провинились» вместе с бабушкой несколько таких же старух из деревни. В бригаду их уже не включали, и все равно – нельзя.

Почему?

Мой отец в таких вот необъяснимых случаях всегда говорил коротко: для порядка. Чтобы знали, что они не сами по себе, а – колхозные.
Запомнилась именно эта несуразность, неестественность происходящего: непривычная в такой глуши милиция, и вдруг вскрывают наше крылечко, и всё молча, тишина звенящая, ни звука! И невозможно понять.

. . . . .

Приблизительно в те же времена (даже немного раньше) моя мама уехала из деревни учиться в райцентр и, когда приезжала к родителям, председатель колхоза орал на нее: "Что, предательница, приехала колхозную землю топтать?"

. . . . .

И сейчас такое же отношение властей -- не власть для людей, люди для власти. Что бы не забывали придумывают всякие унижения. Это не абсурд, а железная логика.

. . . . .

Это продолжение крепостного права. Меня поразило [...] воспоминание, как деревенские девочки, попавшие в лагерь, РАДОВАЛИСЬ. Хлеб даже белый бывает, работа не трудная, а ещё и врач есть! Навсегда ужаснулась я именно тогда.
kluven

Ольшанский в ФБ

Сегодня я долго бродил по широкому полю у монастырской стены, и поле было в цветах и высоких травах, известных мне и совсем неизвестных, а за полем пряталась река - веселая, пока не пришли тучи, - а за рекой на холме зевал низенький русский город, и колокольни стояли над крышами, сонными огородами и зарослями разной дурнины.
В монастыре служили с репродуктором, так что я с поля отчетливо слышал службу, а больше никаких звуков не было, и вокруг до такой степени никого не было, кроме трав, туч и колоколен, что я почему-то стал думать: вот человек, он родился, допустим, в 1914-м, а умер - в 1986-м. Он прожил семьдесят с хвостом лет среди войн, голода, арестов, трудодней, Досаафов и ГТО, вышвыриваний в степь за лишнюю корову и коровников в бывшем монастыре.
Прожил и умер. И никогда - разве что в самом бессознательном детстве - не имел возможности увидеть то, что сейчас вижу я.
Увидеть полное - по его меркам - спокойствие и безразличие России вокруг, которая больше не хочет переделывать монастырь, переделывать город, и от человека в пустом поле ничего больше не хочет, хочешь стой, а хочешь пляши.
Этот мой воображаемый человек не увидел такой несусветной свободы, не знал, что она снова будет. И что в поле будет слышна служба через репродуктор - он не узнал.
А я знаю.
И у меня во все стороны снова тот прокудин-горский, которого он был лишен, - словно бы не было ни Доссаафа, ни лишней коровы, одна идиллия с сонными огородами за рекой и благословивладыко - благословенноцарство.
Но главное тут - слово "снова".
Главное тут - "словно бы не было".
Потому что все было.
Ох, было.
И голод, и ГТО, и целая жизнь, прожитая между тем огородом и этим.
Но - думал я дальше - если бы еще один человек, и на этот раз уже из мира тех огородов и тех колоколен, из предыдущего прокудин-горского, возник бы здесь вместо меня, и оглядел по-хозяйски пустое поле, оставленное им сто с лишним лет назад, и увидел бы монастырь, и высокие травы, и низкие крыши, и даже услышал далекий железнодорожный гудок, - что он сказал бы?
Он бы сказал разочарованно: ну неужели здесь за эти сто с лишним лет ничего не изменилось? Что - правда-правда - совсем ничего?
И что ему можно ответить?
Ну, видишь ли, Досааф...
Ну, видишь ли, ГТО...
Не хочу отвечать.
Здесь был рай - и здесь есть рай.
И точка.
Нет, только что на реку приехал джип, из него вышли пацанчики и включили музон.
Тыц-тыц-тыц.
Так значит все-таки что-то было - в невидимом промежутке между этой колокольней и той?
Тыц-тыц-тыц.
Все равно рай.
Травы и крыши на том берегу, и благословенно царство.
Не было ничего.

kluven

о ворах и жуликах


Дачники "Алешинских садов" попросили защиты от семьи Алексея Навального

Избрание нового председателя садового товарищества "Алешинские сады" (Ногинский район Московской области) побудило собственников участков в этом СНТ обратиться в Общественную палату РФ. По их мнению, избрание было незаконным.

Виктор Серышев, считают дачники, получил должность благодаря покровительству тещи блогера Алексея Навального Аллы.Собрание, на котором избрали нового председателя, прошло 1 августа. Однако в голосовании приняли участие только 15 членов товарищества. Остальных просто не предупредили.

Одна из несогласных - Нина Создателева - сообщила, что Виктор Серышев заявил о поддержке со стороны членов семьи Навального.

Дачники недовольны увеличением членских взносов - плата за участок в настоящее время составляет порядка девяти тысяч рублей. Эту плату уже окрестили "поборами", сообщает PolitOnline.ru со ссылкой на Lifenews.

А другую инициативу нового председателя именуют не иначе как "аферой". Речь идет о переносе забора дачного товарищества (по предписанию прокуратуры). Один день работ по переносу обойдется членам товарищества в 219 тысяч рублей.

"Мы недовольны поборами. Помимо этих взносов, нам еще выставили 219 тысяч рублей за день работы по переносу забора по предписанию прокуратуры. Где за день работы можно получить такие деньги?" - заявил еще один дачник, Александр Шешко.

"Деньги платятся Серышеву не через банк, а на руки.По мнению жителей поселка, председатель не может в одиночку проводить такие аферы", - добавил он.

По мнению недовольных дачников, в этих начинаниях Виктору Серышеву помогает теща Алексея Навального.

"Он не раз намекал на знакомство с влиятельными в регионе людьми, а про дружбу с мамой супруги оппозиционера Алексея Навального дачникам и рассказывать ничего не нужно. Советниками и идейными вдохновителями Серышева являются родственники Навального, а конкретно - теща. Она тоже здесь живет",- заявили дачники.

Помимо Общественной палаты, с просьбой разобраться в ситуации дачники обратились к губернатору Московской области и в прокуратуру Ногинска.
kluven

отрясли прах Украины от ног своих

Originally posted by kouzdra at Украинское

Зацеплися языком с соседкой по линии на даче - участками пятью дальше - потому не очень часто. Говорит пара знакомых семей из донецка приехали. Оформляют гражданство.

На вопрос - "и как там в донецке" она сказала забавное:

Никак - их это больше не интересует
kluven

(no subject)

у моего друга однажды "ограбили" полупустую подмосковную дачу (где-то в конце 80-х, если не ошибаюсь). Сделала это какая-то местная поселковая шпана, которую вскоре поймали. Очень интересно, что решили унести. Из вещей, которые сам хозяин считал ценными, там было большое блюдо кузнецовского фарфора, и какие-то части велосипеда на чердаке. Но унесены были: несколько пустых жестяных коробок из-под импортного чая (с иностранными надписями), парочка старых костюмов (тоже "импортных"), а также ... собрание сочинений Белинского!

Сбылось!
…Придет ли времячко
(Приди, приди, желанное!),
Когда народ не Блюхера
И не милорда глупого,
Белинского и Гоголя
С базара понесет?
kluven

русские в многонациональной России


"Люди русской национальности являют собой цветок в саду национальностей нашей страны. Русские умеют петь и танцевать, характер у них теплый и сердечный. Русские гостеприимны, они всегда тепло и сердечно принимают своих гостей и угощают их всем, что только есть. В деревнях русские в основном занимаются скотоводством, садоводством и сельским хозяйством. У русской национальности имеется свой язык и письменность, но в общении русские говорят по-китайски и пишут на китайском языке."

(Большая Российская Энциклопедия, статья "Русские")