Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

kluven

Распад традиционной семьи затронул и пчёл


«Синдром разрушения пчелиных семей (колоний) — явление, заключающееся в том, что рабочие особи медоносных пчёл навсегда покидают ульи, оставляя там маток, запасы еды и пчёл-кормилиц. Средний уровень зимней потери численности пчёл за 2007-2013 годы в США составил 30%».

«C зимы 2006 года популяция пчёл в Европе и Америке стремительно сокращается. Если сокращение популяции пчёл продолжится такими же темпами, к 2035 году эти насекомые исчезнут с лица земли. Исчезновение пчёл ставит под угрозу всю земную экосистему».

https://ru.wikipedia.org/wiki/Синдром_разрушения_пчелиных_семей
https://www.popmech.ru/science/57968-banany-pesok-i-pchyely-10-resursov-na-grani-ischeznoveniya
kluven

О ЦЕЛОСТНОСТИ ОБРАЗА

«Как говаривал Галковский, "человек сам себя обслужит". Вот умеют некоторые выдать в двух абзацах полный культурный набор потомственного троцкиста с четырьмя классами образования в анамнезе. "Николашка Кровавый", "попы на шее трудового народа", "Гагарин летал -- Бога не видал". Следом, естественно, уже мат. Все же целых два абзаца человеком прикидываться -- для животного чересчур утомительно».

Что естественно: языковая сфера человека тесно связана с его умственными задатками (ср. тж. пример украинцев и украинского языка).
kluven

ЦЕЛОКУПНОСТЬ

(Посвящается Вячеславу Ива́нову)

Ест в мире энергийное начало.
Увы, его не всякий познаёт.

Вот кот мурчит. Но где его мурчало?
Мурчала нет отдельного! Весь кот
Является мурчалом. Каждой жилкой,
Всем пузом, сердцем, горлом, плотью пылкой
Мурчание он сладко издаёт.

Мурчит в нём всё – животик, лапки, плечи,
Фрагмент любой и всякий элемент.
Он _всем собой_ таинственно трепещет,
Как некий музыкальный инструмент.

Он разве кот? Уже не кот он - лира!
Звенит в лоток поток его зефира.
Он вечность целокупную поёт,

Что образы проявит и означит,
От коих глупый взоры робко прячет,
А умудрённый – смело узнаёт.

https://www.facebook.com/miharitonov/posts/2428556887454932




Но кто сей вещий кот, и где его границы?
kluven

Россия -- родина китов (самых больших)



А где же украинский кит?

* * *

Помнится, приятель (в начале 80-х) рассказывал о читанной им иностранной книжке о китах. В ней была приведена формула для исчисления веса кита по его размерам, в которую входило число "пи", и внизу страницы стояла сноска: "для гренландских китов пи примерно равняется 3.14".
kluven

(no subject)

Смерти, что в сталь закована,
Не нам дичиться.
Деток любви греховной
Вскорми, волчица.

Чертим сохой. Из круга
Вспенится Рим когда-то.
Нынче ж убьёт друг - друга,
Брат - брата.

Кровь - что вода, которой
Мать захлебнулась братьев;
Весело льётся, споро.
Что ли, работу дать ей?

Крутит пускай колёса,
Мелет муку из горя.
Мы испечём колосса,
В злобе с богами споря.
kluven

красно-коричневые, версия 2.0


"Власть Путина держится на особенностях поведения либеральной интеллигенции в фейсбуке. Если бы либеральная интеллигенция хотя бы год постила бы в фейсбуке только котиков, то в конце этого года на антипутинских площадях стояло бы полмиллиона человек. Не меньше".

(С. Шмидт)
kluven

МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКИЙ "МАТЕРИАЛИЗМ" КАК РАЗНОВИДНОСТЬ ИДЕАЛИЗМА

Материализм марксистского и ленинского толка понимает основной тезис материализма о "первичности материи" не в качестве вероятностной гипотезы, правдоподобность которой сравнительно с альтернативными гипотезами может обретать больший или меньший прагматический вес, однако никогда не в состоянии достичь полной гносеологической достоверности.

Он понимает его, противно этому, в качестве постулируемой идеологемы, символа веры -- бытие *обязано* быть таково, каким ему велит быть наше (т.е. марксистское) сознание, мы *веруем* в то, что бытие именно таково.

Такое понимание когнитивно провозглашает первичность именно сознания повелевающего бытием и его устройством.

Материализм марксистской и ленинистской разновидности оказывается, таким образом, в его собственных категориях, когнитивным идеализмом.

------

Почитывая статьи, в которых материалистические диалектики выражают верование:

1. В то, что квантово-механические системы *обязаны* внутренне обладать определённым состоянием (т.е., выражаясь нашим современным языком, скрытыми параметрами), и что квантово-механическая неопределённость является поэтому лишь стохастической иллюзией. Хотя сейчас мы скрытые параметры пощупать ещё не можем, веруют марксистско-ленинские диалектики, но они объективно существуют, и измерить их -- лишь дело развития техники.

2. В невозможность начала вселенной и расширения пространства.

3. В невозможность относительности длины и одновременности.

Всего этого не может быть, "потому что этого не может быть никогда".

Такой материализм можно, пожалуй, было бы назвать щупательным материализмом -- "мы верим в то, что всё можно пощупать, и на марсе будут яблони цвести". (По одновременной иронии, щупательный материализм верует в то, что пощупать его адепты как раз не в состоянии, cf. замечание про идеализм.)

Щупательному материализму присуще верование в возможность непосредственного доступа к бытию -- представление о том, что вещи на деле суть примерно таковы, какими они представляются человеческому сознанию в них достаточно углубляющемуся.

Это представление противополагается щупательным материализмом другому, отрицаемому им представлению о том, что бытие недоступно для сознания непосредственно, и что сознание лишь создаёт (творит) внутри себя реконструкции на основе опытов (входных сигналов), и что эти реконструкции фундаментально как ограничены возможностями сознания биологического вида homo sapiens, так и определены по своему виду устройством сознания homo sapiens -- иначе говоря, составляют своего рода "проективное разложение" чувственного опыта по "векторному базису" аппарата сознания конкретного биологического вида и определяются не только опытом (поступающими внешними сигналами), но и устройством обрабатывающего их сознания homo sapiens.

В частности, его ограничениями -- набором тех конструкций, которое сознание homo sapiens способно в себя вместить, и которые могут быть выражены на его "языке". Не укладывающие в "базис" элементы опыта оказываются для сознания непредставимыми непосредственно и непостижимыми сущностно, но лишь формально описываемыми по их внешней поверхности, которой они соприкасаются с "базисом" и проецируются на него.

Так, для сознания homo sapiens может оказаться недостижимым онтологическое постижение квантово-механической действительности, но лишь её эпистемологическое (внешностное, формалистическое) описание. Кванто-механическая действительность в её онтологической цельности может не укладываться в "базис" доступный сознанию homo sapiens и, таким образом, быть онтологически непознаваемой для homo sapiens. Подобным же образом, воображение homo sapiens бессильно воображать непосредственным образом многомерные пространства, но в силах мыслить о них лишь проективно, по аналогии их проекции в 3-мерное пространство, а также описывать их формально-эпистемологически, с внешней стороны (как многокомпонентные векторы).

При этом вполне возможно, что другой биологический вид, с инаковым устройством мозга и сознания (напр. межгалактический осьминог), мог бы себе непосредственно представлять себе и многомерные пространства, и квантово-механическую действительность. При этом сами его базовые, инстинктивные представления о пространстве, времени, материи и т.д. могли бы быть фундаментально иными. Хаос входных впечатлений, концепуализируемый нашим сознанием как 3-мерное пространство и время, мог бы упорядочиваться сознанием осьминога не в виде линейных соответствий "влево-вправо", "вверх-вниз", "раньше-позже", а например в виде разложения во фрактальные многообразия или иным отличным от человеческой концептуализации образом.

Для сознания же homo sapiens и многомерные пространства, и квантово-механическая действительность вероятно познаваемы лишь эпистемологически, но непостижимы онтологически.

Мысль о такой непостижимости психологически непереносима для щупательного материализма.
kluven

(no subject)

[ repost https://asriyan.livejournal.com/342473.html ]

Из фейсбучных текстов - провалился в бездну, снова стал доступен на годовшину публикации. Пусть уж здесь будет. Добрые читатели напомнили про "Мировую с медведем" - дурная привычка сразу писать набело привела к тому, что забыл упомянуть этот важный текст. Стоит, однако, учесть, что поводом к написанию "Мировой с Медведем" было предложение Николая Александровича созвать Гаагаскую конференцию для принятия более гуманных правила ведения войн, а также запретить самые бесчеловечные виды оружия. Т.е. стихотворение оказалось, в определенной мере, "вынужденным", своего рода "не могу молчать!" Не исключено, что если бы смог бы, если бы не возник такой вопиющий (с точки зрения Киплинга) повод - то и смолчал бы...



"Кто-то из френдов (быстро перелистал, вот и не запомнил, кто именно - ублюдочное детище Цукера не умеет "листать взад") поинтересовался, где можно ознакомиться с англосаконской мифологией о России. "Завещание Петра Великого" вспомнили и без меня, а вот Киплинга забыли. Начал было отвечать, потом понял, что для коммента получается длинновато…

Русской темы Киплинг избегал почти демонстративно. Средний читатель, кроме несколько упоминаний вскользь в путевых заметках "От моря до моря" да темы русских шпионов в "Киме", пожалуй, больше ничего и не вспомнит… Ну, разве что еще "Балладу о трех котиколовах": "Свинцом и сталью подтвержден, закон Сибири скор:// Не смейте котиков стрелять у русских Командор!" Т.е. противостояние англосаксов и русских у Киплинга всегда замещено, сублимировано - либо это шпионские игры, либо столкновение американских браконьеров и русской береговой охраны…

Прямое признание прозвучит только единожды, в стихотворении "Россия – пацифистам" ("Russia To The Pacifists"): "Мы роем могилу нации, столь же великой, как Англия" ("We go to dig a nation's grave as great as England was"). Киплинг был честен с собой, он отдавал себе отчет в своем главном страхе. Истинный имперец, он прекрасно понимал, что несколько самозваных "империй" - это профанация. Империя может быть только одна. Претензии большинства европейских "конкурентов" так же смехотворны, как смехотворна была исчезнувшая уже при жизни Киплинга "Бразильская империя". Но, пока жива Россия, вопрос "кто?" продолжает висеть в воздухе. Однако озвучивает он этот страх только в 1918-ом, когда ему кажется, что страх ушел в прошлое навсегда. Пока же Россия казалась ему сильной и опасной, он старался ее, по возможности, не замечать… За единственным исключением.

Рассказ "Бывший" ("The Man Who Was", 1891), на русский, кажется, не переводился. Это вообще, наверное, самый британский рассказ Киплинга. Чего стоит одна только деталь: офицеры полка Белых гусар празднуют победу в поло над офицерами туземного полка, но представитель противников, принц ("the son of a king son"), приходит только к десерту: не существует уровня знатности, которая позволила бы пригласить туземца к обеду… Пересказывать рассказ не буду - он стоит того, чтобы каждый его прочел сам, пусть и со словарем в руках, как это делал я. Такую концентрацию ненависти и абсолютно карикатурной лжи вы мало где встречали.

И именно здесь была впервые озвучена чеканная формула, исчерпывающе описывающая неизменный взгляд англосакса на русского: "Поймите меня правильно, всякий русский - милейший человек, пока не пытается заправить рубашку в штаны (в смысле - пока не пытается выглядеть по-европейски - А.А.). Как азиат он очарователен. И лишь когда настаивает, чтобы к русским относились не как к самому западному из восточных народов, а, напротив, как к самому восточному из западных, превращается в этническое недоразумение, с которым, право, нелегко иметь дело. Он сам никогда не знает, какая сторона его натуры возобладает в следующий миг".

("Let it be clearly understood that the Russian is a delightful person till he tucks in his shirt. As an Oriental he is charming. It is only when he insists upon being treated as the most easterly of western peoples instead of the most westerly of easterns that he becomes a racial anomaly extremely difficult to handle. The host never knows which side of his nature is going to turn up next").

И только через призму прощального стихотворения, через главное признание можно правильно понять эту чеканную формулу. Это не констатация, это заклятье, заговор. Не "русский - азиат" а всего лишь "русский обязан быть, должен стать азиатом, чтобы перестать представлять собой вечную угрозу владычеству англосаксов, превратиться из конкурента в добычу, в ресурс". Другое дело, что, в отличие от Киплинга, сегодняшние англосаксы успешно заклинают сами себя. Они искренне верят в свою мантру. Киплинговская трезвость навсегда осталась в золотом веке Британской империи и в реальный мир уже никогда не вернется".