Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

kluven

Из беседы с Хандориным


Начало здесь:
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1555278754674082&id=100005759168123&comment_id=1555658264636131

Средняя часть (пришлось перенести из-за козней Ц-берга):
https://64vlad.livejournal.com/343874.html?thread=14145346#t14145346

Концовка, после того как устрица сомкнула створки (обнаружил это уже после написания концовки):




> Когда аргументы исчерпаны, вы начинаете обвинять собеседника в "монистичностии мышления" и т.п., забавный трюк

Виноват, разве не вы поняли мои комментарии в том смысле, что "только благодаря усилиям Рейгана Горбачёв начал что-то делать", а само советское руководство не обладало свободой воли и были пассивным детерминированным механизмом? Ведь я ничего подобного не писал, и не принуждал вас к такому пониманию, они возникло из вашего собственного сознания, и только из него.

И что же вы такому, вами надуманному пониманию противопоставили? Утверждение о том, что имели значения только внутрисоветские факторы, а внесоветские не имели значения.

Одному монистичному (вашему личному, не моему) пониманию действительности вы противопоставили другое (также ваше личное), столь же монистичное.

И на протяжении почти всей нашей беседы, с самого её начала, вы оперировали оппозицией монистичных схем, а когда выяснилось, что я ей не оперирую, это вызвало ваше глубокое возмущение.

> "ни один из них самым решительным образом не мог быть воспринят советским руководством как альтернатива пригодная не то что к осуществлению, но даже к обсуждению." - Это кто вам сказал

Мне это сказали (1) рассуждение о каждой из помысленной вами альтернатив, а именно о причинах того, почему эта альтернатива абсолютно не могла быть воспринята советским руководством как пригодная не то что к осуществлению, но даже к обсуждению; а также (2) наблюдение над советским руководством и его поведением -- в частности, над тем, что оно действительно не стало даже обсуждать придуманные вами альтернативы.

> В своей основе большевики были и остались космополитами, патриотами "советской нации"

Виноват, либо космополитами, либо патриотами.
Никакими космополитами б-ки, разумеется, не были, их политика и сознание были интенсивно-этничны.
Всякая констркция нации имеет этническое ядро.
В конструкции советской нации таким ядром были нерусские этнонационализмы и народы-нацмен.
Важнейший из них, сыгравший советскую нациообразующую роль -- еврейский этнонационализм.

> Сталин даже по своей риторике 1943-1953 гг. (впрочем, именно по риторике, а не практической деятельности) даже возрождал русско-патриотические традиции

Виноват, не уловил, к чему вы это написали.
"Обещать не значит жениться".

> Хрущёв вообще-то родился в Курской губернии, при всех своих симпатиях к Украине

Также не уловил, к чему вы это написали. Хрущёв родился в Курской губ., Мицкевич в виленской губ., Жаботинский в Одессе, а Герцль в Будапеште. И что именно из этих мест рождения должно вытекать?

> Роль Рейгана вы опять же преувеличиваете. Не он, так другой, кризис капитализма в 70-е был не сравнить с великой депрессией 1929-33, вылезли бы

Как я уже упомянул, я не разделяю мировоззрение о исторической детерминированности. Но если бы и "вылезли", что это означало бы? Что вместо Рейгана появился бы какой-нибудь Хейган и начал проводить хейгановские политики сонаправленные рейгановским, более или менее успешно, только и всего.

> советская модель как мертворожденная была при любом раскладе обречена

Как я уже не раз упомянул, я не разделяю мировоззрение о исторической детерминированности. Была ли внутренне обречена империя ацтеков и погибла бы она по внутренним причинам, если бы европейцев не существовало и они не приплыли? И что именно означает "обречена" -- что империя ацтеков видоизменилась бы или распалась за 200 лет? 500 лет? 1000 лет? Всем бы общественным системам такую обречённость.

Была бы обречена советская система напр. в таком сценарии? Между Западом и Совблоком происходит ограниченное столкновение, в ходе эскалации охватывающее собой Европу, но не доходящее до межконтинентального обмена. Американское руководство не решается пойти на межконтинентальную эскалацию. Ответный ядерный удар НАТО на европейском театре удаётся купировать с помощью упреждающего удара SS-20 по ядерным объектам НАТО в Европе, для чего SS-20 прежде всего и предназначались (ГРУ ГШ не могло расшифровывать командные каналы НАТО, но полагало, что передачу команд авторизации на применения ЯО они уловят и без дешифровки, по характеру активности каналов и из др. разведисточников; при отдаче авторизации наносился бы немедленный удар SS-20 по ядерным и иным стратегическим средствам НАТО размещённым в Европе -- сохранялась также надежда, что европейские правительства не решатся на ядерную эскалацию и конфликт останется конвенциональным). Войска ОСВ занимают з. Европу и устанавливают в ней советский режим. Китай вспоминает, что он коммунистическое государство и прощает покаявшихся делом советских ревизионистов. США оказываются в оборонительной конфронтации. Предположим, что СОИ сделать не удаётся, и конфронтация принимает затяжной характер. Выдержать эту конфигурацию либерально-демократическая система долгосрочно не в состоянии, и США переходят к авторитарно-мобилизационной организации общества, зеркалящей в некоторых чертах советскую систему. Океания враждует с Остазией. Каковы перспективы обречённости советской системы в этом сценарии?

> Ваша опора на оценочные цитаты

Разве бывают цитаты неоценочные?

> категоричность утверждений, непонятно на чём основанный

Ведь я для каждого из ваших "альтернативных вариантов" описал причины, почему он был невозможен даже к обсуждению советским руководством, не говоря уже о поыптках его осуществления.

Настоящую же категоричность проявила социальная действительность, в которой советское руководство действительно не стало даже пытаться обсуждать погрезившиеся вам "альтернативы".

> апломб и псевдоироничная манера ведения дискуссии не добавляют желания продолжать дискуссию с вами

Виноград, конечно, зелен, но отчего бы всё же не назвать подлинную причину вашего раздражения, она же есть и итог нашей дискуссии?

А именно -- что ваш тезис о том, что "это не Рейган и Тэтчер заставили Горбачёва разоружаться и проводить дем. реформы", и что горбачёвские политики были мотивированы сугубо внутрисоветскими факторами, оказался демонстрируемо неверным и незащитимым вами.
kluven

К ПОЛИТЭКОНОМИИ СОЦИАЛИЗМА

Известно, что если капитализму свойственны циклические кризисы перепроизводства, то социализму свойственен хронический кризис недопроизводства.

Забавно, что кажется впервые вопрос о нём поставил Бухарин:

«Рост нашей экономики и несомненнейший рост социализма сопровождаются своеобразными «кризисами», которые, при всем решающем отличии закономерностей нашего развития от капиталистического, как будто «повторяют», но в вогнутом зеркале кризисы капитализма; и тут и там диспропорция между производством и потреблением, но у нас это соотношение взято «навыворот» (там — перепроизводство, здесь — товарный голод; там спрос со стороны масс гораздо меньше предложения, здесь этот спрос больше предложения); и тут и там идет вложение огромных сумм «капитала», которое связано со специфическими кризисами (при капитализме) и «затруднениями» (у нас); но у нас и это соотношение взято «навыворот» (там — перенакопление, здесь — недостаток капитала); и тут и там — диспропорция между различными сферами производства, но у нас типичен металлический голод. Безработица у нас имеет место одновременно с систематическим ростом численности занятых рабочих. Даже аграрный «кризис» у нас идет «навыворот» (недостаток предложения хлеба). Словом, в особенности истекший год поставил перед нами проблему наших «кризисов» [...]

Маркс, как известно, дал теорию капиталистических кризисов. Эти кризисы он выводил из общей бесплановости («анархии») капиталистического производства, из невозможности при капитализме правильных пропорций между различными элементами процесса воспроизводства, в том числе между производством и потреблением, или, другими словами, из невозможности для капитализма «сбалансировать» различные элементы производства. [...] Поэтому и к вопросу о наших «кризисах» можно и должно подходить с методологией Маркса [...]

Если у нас «кризисы» имеют как будто характер «вывернутых наизнанку» капиталистических кризисов; если у нас эффективный спрос масс шагает впереди производства, то не есть ли «товарный голод» общий закон нашего развития? Не обречены ли мы на — периодические или непериодические — «кризисы» на обратной основе, на ином соотношении между производством и потреблением? Не суть ли эти «критические» затруднения железный закон нашего развития?»

(Н.И. Бухарин, "Заметки экономиста" // "Правда", 30 сент. 1928, цит. по Бухарин, "Избранные произведения", М. : Экономика, 1990, стр. 464-465)

* * *

Далее Бухарин оптимистично пишет, что «"Извращенный" — по сравнению с капиталистическим — характер "кризисов" определяется [...] принципиально новым соотношением между потребностями масс и производством. Но это соотношение не есть развивающийся антагонизм [...] поэтому здесь нет базы для [...] закона неизбежных кризисов».

Соотношение между социалистическим производством и социалистическим потреблением действительно себя показало. Так, в 1988 году в ресурсорспределении советского машиностроения вес потребительских товаров составлял 5-6%, военной продукции -- 62-63%, а капитального оборудования -- 32% (расходовавшегося затем, надо полагать, примерно пропорционально делению между потребительской и военной сферой). В 1989 году расходы СССР на военное производство (не считая расхода на собственно армию) составили 51,9% от валового национального продукта или 73,1% от производственного национального дохода.

Говоря экономическим языком, Бухарин предлагал экономическое развитие движимое ростом потребления.

Сталин, в противоположность, предалгал развитие движимое снижением потребления и накопление основного капитала основанное на прекращении вложений в возобновление человеческого и демографического капитала (как части основного капитала) и на расходе человеческого и демографического капитала унаследованного от Российской Империи и, отчасти, от эпохи НЭП.

Спор решился тем, что тов. Сталин расстрелял тов. Бухарина, чем и осуществилось выражение закона социалистического строительства.

В результате действия которого социализму почти удалось вырастить ослика, который идёт по пути к коммунизму, не требуя соломы и сена, и уже почти его вырастили, то тут-то он и умер.

* * *

«Cоветский рост был связан со сверхэксплуатацией человеческого капитала, с малой долей потребления и высоким уровнем ре-инвестирования в производство средств производства для производства средств производства для производства средств производства и т.д. по порочному кругу. При чём производимые средства производства в конечном счёте оказывались приоритетно предназначенными для оснащения армейской и военно-промышленной сферы. Инвестиции в благосостояние и воспроизводство человеческого капитала шли по остаточному принципу. Cоветская экономика занималась экстенсивным расходованием человеческого капитала унаследованного от Российской империи и эпохи НЭП. Фактически, Советский Союз конвертировал значительную часть человеческого и демографического капитала в домны и тонны антрацита и чугуна, в выплавленные из этого чугуна железяки покрашенные зелёной краской и в инвестирование в политику коммунистической экспансии. Ясно, что неограниченной возможности такой конверсии не существовало, и что такое расходование не было долгосрочно sustainable, т.е. текущий советский рост поддерживался за счёт съедания будущего».
kluven

Власти в Бирибиждане постановили продублировать названия остановок на идише.

Евреев в Биробиждане, да ещё знающих идиш, нет, и эта земля никогда не была еврейской. Это русская земля, которую большевицкий режим отнял у русских и пытался устроить в ней еврейское сепаратное царство.

Смысл акции -- ритуальное унижение русского народа и напоминание ему, что он на своей земле не хозяин, а что хозяин в отнятом русском доме -- захватившие его 666 инонародцев.

Примерно как и с пляской лязнинки на улицах русских городов; cмысл сей пляски тот же: собачка метит своей мочой захватывамую территорию, над обитателями которой она провозглашает собственное доминирование.

Разница же в том, что если лязинка выражает угрозу непосредственного применения насилия тут же, то таблички на идиш -- угрозу применения его через органы НКВД.
kluven

О так называемом "плане Немыслимое"


Прежде всего, о кавычках:

_Плана_ "Немыслимое", т.е. военно-оперативного плана и создаваемых на его основе подчинённых планов, не существовало. "Немыслимое" не было военным планом, но военно-схематическим _исследованием_.

Исследование "Немыслимое" имело две части.

Первая часть исследовала возможности защиты Европы в том случае, если советские войска не остановятся на согласованных линиях, а двинутся дальше, захватывая новые страны (особенно если США, как и ожидалось, выведут войска). Черчилль, по должности, заказал штабным планировщикам просчитать на этот случай схемы возможного ведения войны. Главный вопрос: как Англия сможет защитить свой остров в том случае, если Франция и нижние страны окажутся бессильными остановить русское продвижение к морю. Насколько помню, заключалось, что нижние страны оборонить не удастся, но что канал советские форсировать не смогут.

"Название Немыслимое подчеркивает, что это исследование носит характер предосторожности на случай который, я надеюсь, останется чисто гипотетической возможностью".

"By retaining the codeword "UNTHINKABLE", the Staffs will realise that this remains a precautionary study of what, I hope, is still a purely hypothetical contingency".
https://web.archive.org/web/20080217065221/http://www.history.neu.edu/PRO2/

Сами английские военные значения этой разработке не придавали. Начальник английского генштаба в дневниках (опубликованы в 50-х) записывал в те дни, что штабные планировщики по запросу Уинстона составили какую-то лунатическую бумагу, которой он даже не стал интересоваться.

* * *

Вторая часть исследовала возможность применения военной силы для принуждения СССР к исполнению ялтинских соглашений по Польше, которая как раз в это время подвергалась изнасилованию СССР, и ради защиты которой (во всяком случае, номинально) Англия вступила в мировую войну.

Вполне вероятно, что само название заказанного исследования восходит к фразе Черчилля польскому правительству (когда Ч. понуждал Миколайчика согласиться на советские территориальные условия), что "немыслимо, чтобы Англия вступила в войну с СССР из-за Польши".

* * *

Никаких действий вослед за произведённым исследованием не воспоследствовало, т.к. военный анализ показал невозможность успешных действий против советской армии; а также по прочим причинам, прежде всего политической невозможности, но как сказал в подобном случае Наполеон "первой причины достаточно".

Возможное введение намечаемых в исследовании схем в действие не обсуждалось, военного планирования на их основе не проводилось, планирования ресурсного обеспечения и фактического назначения ресурсов также не проводилось.

* * *

Библиография:

Julian Lewis, "Changing Direction : British Military Planning for Post-war Strategic Defence, 1942-47"
http://www.amazon.com/Changing-Direction-Military-Planning-Strategic/dp/0415491711

David Carlton, "Churchill and the Soviet Union@(Author)
http://www.amazon.com/Churchill-Soviet-Union-David-Carlton/dp/0719041074

David Reynolds, "In Command of History : Churchill Fighting and Writing the Second World War"
http://www.amazon.com/Command-History-Churchill-Fighting-Writing/dp/B002KHN0U8
kluven

"И жена его Конституция"

(из бесед А. Немировского)


– Конституцией проект Лорис-Меликова не все согласятся назвать, но, вероятно, путь в сторону создания Парламента налицо.

– Последнее, что нужно было – это конституция. К сожалению, Лорис действительно рассматривал этот проект как первый шаг к конституции. Хотя само введение выборных в совещательный орган конституцией не является. А вот всероссийская выборная система под выдвижение этих выборных едва ли была ко времени. В стране, где краткосрочные материальные интересы верхов антагонистичны краткосрочным материальным интересам основной массы населения – землевладельцы-арендодатели одни, арендаторы-крестьяне другие, – конституция недопустима. Если это будет цензовая конституция, она даст верху возможность беспрепятственно подъедать низы. Если бесцензовая – то низы при ее помощи немедленно попробуют раскулачить верхи. Если это будет смешанный вариант а-ля Дума начала 20 века – то главным образом она будет источником смут и перетягивания каната, пользы не принесет. Конституционная ограниченная монархия – это удовольствие для обществ с совершенно другими соц.-эк. структурами, и то во Франции за 30 лет привела к такой ситуации, что потребовалась военная довольно бандитская диктатура еще на 20 лет – до 1870. Как стала работать "конституция" в Риме (отлично работавшая до того два века с лишним) со времени выделения очень богатых и массы обезземеленных – тоже достаточно известно. Меньше, чем наследственной военной диктатурой спастись от последствий этой работы оказалось невозможно.

А "глас земли" прекрасно можно получать без выборной всероссийской системы выдвижения депутатов в госсовет, десятком способов. При состоянии полиции и средств контроля в империи – тут надо отдать должное тому же Лорису, он радикально их улучшил, до него они и народовольцев раздавить не могли, он с этим справился, и асли бы император был осторожнее, менее фаталистичен и менее безрассудно- смел из принципа, так он бы остался жив, народов. деятели к марту дохаживали последние дни и сами это понимали, – но и в том виде, в который привел полицию за год Лорис, она еще не обязательно справилась бы с надзором за всероссийской выборной системой и не обязательно могла бы воспрепятствовать тому, чтобы при этой системе и веутри нее стали бойко формироваться организованные антиправительственные или способные подняться против правительства рев.силы – напомню о роли парижской организации выборщиков в генштаты весной и летом 1789 года.

Конечно, российская власть и полиция были намного сильнее французской, но в общем, это введение выборных в госсовет было овчинкой, едва ли стоившей выделки. Лорису это было важно частично по уверенности в благотворности настоящей конституции и желанию потом продолжать этих выборных в госсовете следующими шагами к конституции, частично в рамках его общей линии на моральное изолирование джихадистов от общества. Смысла было мало и в этой линии, просто это было трудно оценить.

– Почему же это работало в Англии 18 -19 го веков? Там ведь антагонизм между landlords и tenants должен был по идее быть еще острее, чем в России?

– Так там и началось очень невесело. "Конституция" была цензовая, и первая половина 18 века – самое тяжелое время для рядового населения Англии за несколько веков. Прод. жизни была ниже, а смертность выше, чем в 17 веке, а тогда – еще ниже, чем при Елизавете матушке первой (уровень питания и прод. жизни ее времени был в Англии превышен только к концу 18 – началу 19 века). Ср. https://maxbooks.ru/england1/index.htm И это при том, что городской и торговый сектор был радикально больше и мог принять намного больше людей, ем в России, и агарарного перенаселдения такого почти никогда не было (а где было, как в Ирландии, там в 1840-х, как известно, голодомор случился) . Дальше там уже в 18 веке пошел еще больший рост гор. сектора, промышленный переворот, выезд в колонии и пр.

– С чего бы Наполеон III-военная диктатура? Выборные собрания, плебисциты, нормальные суды, законность.

– Тогда и Чили при Пиночете, и СССР-1980 – с чего диктатура? Нормальные суды, законность... Военный переворот с массовыми репрессиями, назначение всех от Сената и Госсовета до мэров императором, правительственные фальсификация выборов в Зак. корпус, требование присяги на верность императору от всех кандидатов, преферируемые на выборах кандидаты от правительства, ни свободы печати, ни свободы электоральных собраний... Плебисциты и Наполеон I производил.
kluven

ПИСЬМО БУХАРИНА И. БРИТАНУ (1924)


(Обсуждение авторства см. в https://a-samovarov.livejournal.com/381071.html)

[...] Как хорошо, что вас здесь нет! В эти дни никакое и ничье заступничество не спасло бы вас ни от Устюга и Нарыма, ни от более неприятного путешествия — «на луну»…

Паршивое времечко: приходится volens-nolens бросать жирные кости диким и ненасытным «низам» партии, которые, впрочем, здорово отощали в период «нэпа», спасшего нас от неминуемого краха; но иначе поступить, поверьте, невозможно, иначе это коммунистическое быдло разом опрокинет всю постройку, и мы рухнем в бездну вместо того, чтобы творить социальную революцию, которая, на самом деле, чертовски запоздала… Мы здорово обманули тех, кто по глупости или по жадности к легкой наживе поверили в наше «всерьез и надолго», хотя не мы ли (и так недавно!) обобрали их и расстреливали, как бешеных собак. Мы обрекли в жертву коммунистическим илотам тех, кого сами же, и с таким трудом создали, чтобы их доить и стричь, а отнюдь не резать. Мы одной рукой маним к себе заграничный капитал, ибо иначе казне нашей — каюк, а другой — мы душим его у себя, ибо иначе… нас задушат.

Паршивое времечко! Но — встань сейчас сам Ленин, с телом которого у нас такая досадная и прибыльная для ученой шатии возня, и он, вероятно, только выматерился бы почище десятилетнего комсомольца и уехал бы на охоту или удрал обратно, не зная, что делать. [...]

Вам известно, что Ленин был липовым теоретиком, и его, с позволения сказать, марксизм, ныне именуемый ленинизмом (слово почти неприличное!), действительно представляет из себя дурную мешанину из Бланки, Бакунина, пугачевщины и, как вы добавили, чего-то от Федьки-каторжника; [...] его философские познания были смехотворными, а книжка «Материализм и эмпириокритицизм» навсегда останется образцом крайней тупости в абстрактных вопросах; знаете вы и то, что даже политической экономии он смело мог бы поучиться у моих «свердловцев» -- и я не раз публично и к ужасу партийного синода разоблачал его невежество и в этой области… Видите, как резок я сам и как искренен, когда речь идет о правде (но не… в «Правде»: простите за плохой каламбур, к тому же и не новый!), всё это так, и только по дешевке купленные нами академики, сменовеховцы и прочая гредескуловщина должна думать и, разумеется, писать о нем иначе.

Но не вам ли я, и так часто, рассказывал о том, о чем говорится даже у Зиновьева, кому, как известно, при всем моем коммунистическом пиетете, я никогда не подам руки, чтобы не запачкаться, хотя бы за неуважение само политбюро пригрозило мне долгосрочным отпуском… [...]

Не припомните ли вы, кстати, как однажды ночью мы встретились с вами на погруженной во тьму, тогда даже Ц.К. заседало при лампочке в 16 свечей, Пречистенке: Деникин был под Тулой, мы укладывали чемоданы, в карманах уже лежали фальшивые паспорта и «пети-мети», причем я, большой любитель птиц, серьезно собирался в Аргентину ловить попугаев.

Но кто, как не Ленин, был совершенно спокоен и сказал, и предсказал: «Положение… Хуже — не бывало. Но нам всегда везло и будет везти!» А когда сатанинское кольцо блокады сжалось до такой степени, что мы подумывали о полной сдаче на милость победителей, кто, как не Ленин, говорил о том, что кольцо лопнет, и что он скоро побеседует с европейскими дипломатами за общим столом?.. Ах, да что там! Таких озарений и пророчеств было без числа, и в этом мы почерпали веру в нашу победу даже тогда, когда глупые факты подкладывали нам свинью двадцать раз в сутки.

Да… если бы Ленин и теперь был с нами! О, я всегда говорил вам, что самое ужасное и самое контрреволюционное существо в мире (контрреволюционнее даже… вас!) это — Смерть: пока мы работаем тут над освобождением пролетариата от экономического рабства, немец должен, слышите: должен, скажите это ему от нашего или, по крайней мере, от моего имени — выдумать средство против этой курносой меньшевички, иначе, право, будет мало и толка, и смысла даже в осуществлении на земле Мирового Союза Социалистических Республик. Бессмертие — это хоть и не написанный, но главный пункт нашей программы: говорю вам сие как ее автор.

Итак, мы — в пустыне и — без вождя!

Посудите сами…

Сталин — нуль и все спасение видит в одном (котором по счету?) миллионе трупов.

Каменев — нуль и поучает нас, как удобнее всего сидеть между двух стульев.

Крупская — нуль и просто — дура, которой мы, для очередного удовольствия «низов» и для пущего бума да шума разрешили геростратничать, сжигая библиотеки и упраздняя школы, будто бы по завету Ильича: на мертвых все валить можно, ибо они, как известно, сраму не имут..

Зиновьев… О нем разрешите не говорить, дабы не испачкать о него даже матерное слово.

Рыков — нуль и даже разучился острить (единственная его способность, будь он трезв или пьян к бесконечному удовольствию Луначарского, которого он прозвал Лунапаркским и Лупанарским, а вместо наркома совершенно правильно величает наркомиком Дзержинский — нуль, если, разумеется, дело не касается Г.П.У., в филиалы коего он превращает все решительно ведомства, куда мы его ни посылали.

Я? Ах, голубчик, и я — тоже нуль, если свести с трибуны или кафедры или вытянуть из-за письменного стола да приставить к «делу»: отлично зная себе цену, я поэтому сроду никаких должностей не занимал, тем более, что при моих спартанских вкусах — наклонностей к воровству не имею.

Знаю, вы ждете моего слова о Троцком. Но он всегда был политическим нулем, правда, большим нулем и останется им до конца своих дней, даже если судьба все-таки сделает из него коммунистического диктатора.

Прежде всего в Троцком, который поплелся в нашу партию накануне «октября», когда, конечно, это было для него единственным путем к карьере, в нем нет ничего истинного коммунистического; и поэтому, как всегда, прав был Ленин в своей нелюбви, в своем недоверии к нему.

Троцкий создал красную армию? Полноте: во-первых, если хотите знать правду, никакой армии у нас не существует, если не говорить о парадах, о демонстрациях против мирного милитаризма (!) и об усмирении всяческих восстаний внутри страны, а один виднейший немецкий генерал, коему мы предложили взять на себя верховное инструктирование этой самой «армии», приехал в Москву, поглядел и махнул рукой, сказав нечто весьма нелестное и только рабфаковцами произносимое; во-вторых, не сам ли Троцкий выразился, что его армия — это редиска, красная снаружи и белая внутри, и недаром С.С. Каменев ее фактический вождь и царский служака, все еще не коммунист, загадочно крутит свои великолепнейшие усы и внушает неподдельный страх своим молчанием, которое таит в себе черт знает что…

Нет большего труса, чем Троцкий, и потому он так любит громкие хвастливые (и всегда — холодные и фальшивые) речи и демагогические словечки, хотя часто и путает в них, когда-то, например, к стыду нашему, процитировав в одном из своих знаменитых приказов по армии и флоту не более и не менее, как фразу Иуды-предателя: «Что делаешь, делай скорей», — не правда ли, даже для коммуниста — неудобно?

Помните, когда пресловутая дискуссия о профсоюзах угрожала и расколом партии, и заменой Ленина Троцким (в этом и была вся сущность дискуссии, скрытая от непосвященных под тряпье теоретического спора!), Троцкий, имевший за собой на съезде большинство, потому что секретариат не доглядел, и были выбраны не те представители с мест, Троцкий в последнюю минуту испугался власти и ответственности и постыдно скрылся в кусты, как провинившийся Трезор.

А возьмите, наконец, последнее «выступление» Троцкого так дорого обошедшееся его легковерным друзьям, коих он просто-напросто предал («что делаешь, делай скорей»?) Зиновьеву и Сталину за 30 серебреников: без всякого труда мог он сесть на освободившееся, за смертью Ленина, место партийного диктатора, ибо и «низы», и так называемая армия были в этот момент за него, но он опять-таки постыдно струсил, по приказу «тройки» заболел, отправился на «погибельный Кавказ», где, подражая Николаю II, — он всегда кому-нибудь подражает, — стрелял ворон, а в Москву вернулся тихой стриженой овечкой, спевшись, с кем надо, и теперь вновь фрондирует на словах, которым уже никто не верит, угрожает войной всей Европе, подражая на сей раз, кажется, Павлу I.

Троцкий? — «И хочется, и колется, и маменька не велит…»

Он холодный, как ледышка, и только наивные люди его фальшивый пафос и наглость (наши партийные юдофобы давно это подметили), бесконечную наглость принимают за святой огонь революции. Помните, как эта говорящая машина стояла у рампы Большого театра, принимая овации ирису тствующих дураков: задранный нос, лицо как у мумии, ни кивка. Чурбан, «гоголем»…

Ах, покойный Ильич говорил так просто, как дитя: так, мол, и так, мои милые; это мое мнение, и оно, я знаю, правильное; не согласны? Тем хуже для вас, но все равно я поступлю по-своему, а не по-вашему; прощевайте… Да, так говорят, с одной стороны, дети, а с другой — некоторые из мужичков, которые не любят витиеватости, и недаром внутренний облик Ленина во многом напоминает тургеневского Хоря. А Троцкий? Все — фальшь, все — ложь, все — поза (хуже Керенского!), все — самореклама и — еще раз — наглость…

Троцкий? Нуль — ваш, то бишь, к сожалению, наш товарищ Троцкий!..

Ну, стоит ли после этого говорить о четвертом сорте — о Красине о милом Крестинском (не доглядел, разиня, за нашими молодцами в торгпредстве!), о Сокольникове который помер вместе с Кутлером о Преображенском и других сынах старой гвардии? Ведь эдак, чего доброго, придется испачкать бумагу именем Стеклова…

Да, да, все — нули, а молодая гвардия, мои «свердловцы» да комсомольцы, «ленинский набор» и перебежчики из чужих партий плюс наши иноземные содержанки (у нас их — до черта!) — это уже не нули, мой милый, а такие минусы, с которыми — головы не приложишь, как разделаться!

Нуль, умноженный на нуль — это даже красные студенты знают, есть нуль; вереница нулей, хоть тянись она от Кремлевской стены до Тихого океана, тоже равна нулю, если слева нет другой цифры, а у нас и справа, и слева — шиш на граблях…

А воруют… Donnerwetter как воруют! Вор на воре взяткой погоняет…

Тут какая-то чертова загадка: почему люди, которые совсем недавно жертвовали собой, жили не хуже дорогих вам «подвижников церкви», истинными аскетами, вдруг полюбили особняки (непременно — особняки: квартиры хоть в 20 комнат — им мало!), шампанское, кокоток, да которые подороже, из балета, собственные поезда, «тридцать тысяч курьеров», а их жены — бриллианты в орех («нельзя ли с царицы?»), альфонсов и, конечно, десяток новых платьев в месяц, если не из Парижа, то хотя бы (с кислой миной) от Ламановой… В чем тут дело? Отчего, например, Иван Иванович который раньше десятки лет жил впроголодь со своей некрасивой женой, но тоже большевичкой, который, получи он завтра миллионное наследство, все до копеечки отдаст его партии, отчего это он залез в особняк на Поварской, жену прочь, расписался с девочкой в 17 лет, раскрашенной да раздушенной, и бессовестно торгует своими визитными карточками: «Милый Коля, сделай такому-то — то-то и то-то», «Милый Феликс, освободи, пожалуйста, таких-то, коих знаю, как честнейших» и т.д. Ведь чуть ли не вся страна управляется такими дружескими «записками», покупаемыми подчас за такие деньги, на какие можно купить самые ценные автографы величайших гениев мира…

Фу, от партии пахнет «жареным» на расстоянии от Земли до Солнца!..

Ну, пусть Демьян пьянствует с буржуями, если ему кремлевского спирта мало для вдохновения: тут хоть для революции польза. Но как это у наших лучших товарищей, которые стоят за беспощадный расстрел взяточников, рука поворачивается делать то же самое, за что они час тому назад казнили другого? Разве не раздаются голоса за то, чтобы «самоснабжение» (по-старому — «кормление») — не грех, что с буржуя за «честное» дело, в виде подарка, разрешается получить, ибо это не взятка, где за деньги делают что-то «незаконное»…

О, диалектика революционного марксизма!! Вот до чего ты докатилась…

И недаром поэтому «глас народа» всех нас валит в одну кучу жуликов, куда однажды сунули даже бескорыстнейшего Жоржика а завтра, чего доброго, спихнут и меня, а вы знаете, что для меня деньги, комфорт — звук пустой, что для меня революция — все, и, потребуй она от меня жизни моей любимой жены, я спокойненько утоплю ее в умывальном ведре — медленно и мучительно…

В чем тут дело? Отчего воруют? Право, тут какой-то закон…

Ваше объяснение я знаю: вы дали его, обвиняя шантажиста и взяточника Малышева, который проделывал всякие гнусности, будучи следователем М.Ч.К.: «Где грязно, там всегда заводятся клопы», — изрекли вы трибуналу…

Позвольте, это же не так: революция не грязь, а священный огонь, и вы, которого, если уж говорить правду, я всегда считал революционером (да, да: не обижайтесь!), вы не смеете так обобщать единичные и случайные факты…

Ах, но дайте мне большого, честного революционера-коммуниста!!!

«Такой нэ бываэт», — скажете вы словами армянского анекдота…

Лжете! И вас все-таки надо расстрелять!..

Нет, шучу, шучу…

Вот, значит, каковы у нас теперь дела…

«Россия гибнет!» — воскликнете в свою очередь и вы, славянофил наших дней, верящий в «свет с востока» и в божественную миссию неблагодарного отечества. Известное дело, вы — поэт, а мы, хотя тоже романтики, по мнению некоторых, но мы творим наше дело не только пером и не только на бумаге, а также огнем и мечом на скрижалях проклятой суровой действительности…

Да, я, пожалуй, тоже романтик, и подчас — сентиментальный щенок, отравленный ядом иронии: до сих пор в Копенгагене дети вспоминают обо мне как о своем лучшем друге, а как-то в заседании политбюро я совершенно серьезно отстаивал одного из сильно провинившихся товарищей, который был мне дорог, потому что у него была… ручная галка, им самим, представьте себе, выдрессированная… Скажете, дурака валяю? Не знаю и знать не хочу…

Но при чем тут дети да галка? Давайте говорить о вашей России.

Помните ли, как вы однажды выгнали меня из своей комнаты, когда я — это было под утро — в жарком споре с вами открыл вам все наши карты, признав, что у нас нет никакой «советской власти», никакой «диктатуры пролетариата», никакого «рабоче-крестьянского правительства», никакого доверия к нашей дурацкой партии, а есть лишь очень небольшой орден вождей грядущей в мир социальной революции (наподобие тех «масонов», в которых вы, хоть и не по Нилусу но все же верите!), в ответ на ваше надоевшее мне сравнение нас с «бесами», выпалил, потеряв остатки хладнокровия, что Достоевского, к сожалению, нельзя расстрелять?

Вы, добрый друг Франциска Ассизского и «Христов рыцарь», не могли простить моего плевка в вашу святыню: хорошо еще, что, изгоняя меня из вашего храма, вы не имели в руках христианского бича… Не то я, пожалуй, за револьвер схватился бы!

Ах, и сейчас, несколько лет спустя, с удовольствием повторяю: Достоевского мы, конечно же, пальнули бы, да и Толстого прибрали бы к рукам, если бы он снова «не мог молчать» при виде нашей работы.

Но — зачем отвлекаться: очень рад, что их нет, и я вас огорчаю лишь платонически.

Да, выпалил я тогда здорово, и… что за лицо у вас было в эту минуту…

Но теперь я выпалю, предупреждаю вас, нечто похуже.

Россия? Что такое Россия?

Для вас даже в самом слове кроется некая «тайна»; для вас оно горит где-то в раю (но не в коммунистическом!) на престоле у вашего бога, который, разумеется, в ваших глазах представляет из себя космического монарха без намеков на конституцию; для вас это

Шесть букв из пламени и крови
И царства божьего ступней…

Ну, а для меня, для нас это — только географическое понятие, кстати сказать, нами, без малейшего вреда для революции, с успехом упраздненное; для меня это тоже слово, но — старое, никому не нужное и сданное поэтому в архив мировой революции, где ему и место.

Для меня современная Россия, т. е. С.С.С.Р. это — случайная, временная территория, где пока находимся мы и наш Коминтерн, которому (это в скобках!) ваш глупый Запад с его близорукими, безмозглыми правительствами деньги все-таки даст, ибо, как-никак, а социалисты скорее наши, чем ваши, даст, не понимая, что мы на эти самые фунты и франки зажжем Европу, проломим всем им приспособления для цилиндров…

Помните (я нарочно так часто напоминаю вам о прошлом!), как вы, став членом Московского Совета, лидером беспартийных, которые, будучи взяты нами для декорации в количестве 30% всего состава этой говорильни, ни разу, конечно, не поддержали нас… даже тогда не поддержали, когда вы имели наглость потребовать от нас созыва учредительного собрания (это в 1921 году? Чудак!), помните ли вы свое громовое послание к Ленину, написанное вами как «народным депутатом»? Мы все ужасно смеялись, читая ваши искренние благоглупости, которыми вы хотели поучать нас, объясняя, что такое Россия и в чем ее истинное назначение. Ах, тогда вы сами верили в Ленина и думали, что царь-батюшка не видит того, что видите вы, и что злые слуги-советчики скрывают от его ясных очей горе и муку любимой вами и близкой сердцу цареву — России… Вы, в своей византийско-московской романтике, были так же, мягко выражаясь, наивны, как и все русские люди, питавшиеся подобной пищ, ей на протяжении целого ряда веков их глупой, глупой истории.

Нет, мой птенчик. Ленин и все мы (мы, т.е. орден!) понимаем русскую действительность не хуже вас, а знаем все, потому что от нас вездесущий Феликс, поставивший за спиной каждого советского гражданина по паре чекистов, не скрывает и не смеет скрыть ничегошеньки…

Знаете ли, что сказал Ильич, имевший терпение (гордитесь!) до конца дочитать ваше послание, «полное яду»? А вот что, теперь открою вам: «Хороший он, по-видимому, человек и жаль, что не наш». Потом, откашлявшись, добавил: «И — умный, очень умный, но — дурак!»

Как вы не понимаете, что-то, что дорого вам как некая абсолютная самоцель («Россия», «Русь»), нас интересует лишь постольку, поскольку речь идет о материале и о средствах для мировой революции? Нам нужны — прежде всего более или менее прочный кров, а затем — деньги, как можно больше денег.

Для того, чтобы получить денежки, мы не только дважды обобрали (и еще двадцать два раза обберем!) девяносто процентов России, но и распродадим её оптом и в розницу, потому что, господин патриот, вся она к нам с лихвой вернется в желанный час мировой революции, во имя которой «все дозволено», нет-с, мы для этого не постеснялись открыть у себя работающие круглые сутки государственные игорные притоны, организованные нам мужем жены нашего Левушки, «красным Распутиным», Мишкой Разумным. Ну, его самого мы ликвиднули и за ненадобностью (у нас в нашем финансовом ведомстве нашлись арапы не хуже!), и ввиду того, что он больно зазнался, скупив половину наших вождей, кого за деньги, а кого за девочек. Конечно, знаем: «что прежде было распутно, то ныне стало разумно», но и это — тайна коммунистической диалектики, до которой немецки-тяжеловесный Карлуша Маркс дойти, ввиду своей явной буржуазности, разумеется, не мог. Сие — прогресс!

Игорные дома? А почему нет! Мы, может быть, и проектиком товарища Дешевого воспользуемся: то-то смеху будет, и Гришке найдется, наконец, самый подобающий ему пост завгоспубдомами!

Эх, мы и водочкой заторговали бы пуще покойника и, сами знаете, к этому готовились (Главстекло посуду работало; самогонке священную войну объявили!), да, скажу откровенно, испугались того же самого Пахома, который в трезвом виде смирнее телка, а в хмелю — уж больно буен и за вилы хватается…

Ну, а картишки да рулетка, лото и тотализатор — вещи невинные, детские, причем ведь еще кто-то из римских цезарей (ужасно люблю этих ребят, до «рыжебородого» включительно: всякие дураки от добродетели, вроде Тацита и Светония, ни черта в них не поняли!) правильно сказать соизволил, что деньга не пахнет… А хотя бы и пахла: революция не нервическая барышня, которой непременно нужны тонкие ароматы, и не гоголевская городничиха, мечтающая об «амбре»… Она и священной проституцией брезгать не смеет!..

Да, ваша Россия, конечно, погибает: в ней теперь нет ни одного класса, коему когда-либо и где-либо жилось пакостней, чем в нашем совдеповском раю (кстати: если это — рай, то каков же совдеповский ад? Любопытно…): мы не оставили камня на камне от многовековой постройки «государства российского; мы экспериментируем над живым, всё еще, черт возьми, живым народным организмом, как первокурсник-медик «работает» над трупом бродяги, доставшимся ему в анатомическом театре… Но вчитайтесь хорошенько в обе наши конституции: там откровенно указано, что нас интересует не советский союз и не его части, а борьба с мировым капитализмом, мировая революция, для которой мы жертвуем и будем жертвовать и страной, и собою (жертва, конечно, на Зиновьевых не распространяется!) без малейшего сожаления и сострадания к тем, кто нужен в качестве удобрения коммунистической нивы для ее будущего урожая…

А на все выкрики и упреки западного пролетариата, если вдруг он преисполнится любовью к вашей России и обрушится на нас за наши «зверства», мы сумеем ответить ему, что в ужасах русской жизни виновна мировая буржуазия, то насылающая на нас Колчака и Деникина, то «мирно» подкапывающаяся под устои русской революции отказом в кредитах, чем она мешает возродиться нашему хозяйству, в развитии которого так заинтересован весь мировой пролетариат; мы сумеем ответить ему, что наша страна находится в длительном переходном периоде, что лес рубят — щепки летят, что, наконец, отсталость и мелкобуржуазность русского народа требуют этих суровых методов борьбы, но что, конечно, Западу, где все давным-давно созрело, социальная революция поэтому не угрожает русскими прелестями… Ах, аргументов у нас сколько угодно: чем другим, а этим — богаты и сумеем очки втереть по всей линии со ссылками и на Маркса, и на французскую революцию, и… на что угодно, хоть на Библию, если английские товарищи этого, например, потребуют, ибо они — народ странный…

А кого нам бояться! Не вас ли, которым давно никто не верит, ибо… верить не хочет: буржуазия Запада, которую вы ненавидите, друг мой, более меня, думает (дура!) содрать с нас шкуру, колонизируя советский союз; а социалисты, пацифисты, гуманисты и прочая дряблая интеллигентская сволочь находится под обаянием наших громких лозунгов, которым этим кретинам кажутся похожими на их сладенькую чепуху, причем шум и треск, подымаемый нашими резолюциями, протестами, воззваниями и другими изобретениями коммунистической режиссуры, так велики, что заглушают собой стоны и вопли наших жертв и разоблачения странствующих донкихотов по поводу «московских палачей».

Повторяю: вы нам не опасны, ну а если уж здорово будете безобразничать, станете нам поперек дороги, и в последний момент мы вас не сумеем купить, как это мы делали не один раз со сменовеховцами, то Феликс сумеет убрать вас с нашего пути, ибо его заграничные ребятки — не хуже московских. Я вам и фактик расскажу, и не про какое-либо сожжение неугодной нам книги (помните эту историю?), а куда серьезней и позанимательней. Однажды нашлась такая молодая особа, которая, поехав за границу по нашему делу, там нам изменила, а документы, характера очень пикантного, продала, кому не следует; выдать ее нам, конечно, отказали, тем более что хитроумная особа сия, в целях перемены подданства и укрепления своей позиции, срочно вышла замуж за иностранца. Однако наши ее разыскали, подкупили домовую хозяйку, подсунули под кровать этой синьоры бомбу, литературу, а затем донесли местной полиции, что, мол, такая-то — искусный агент III Интернационала. Не буду обременять вас подробностями, но скажу, что особу выслали к нам, а мы… сами понимаете, с каким удовольствием и «сердечным вниманием» Феликс помог этой молодой особе переселиться за границу этого мира!..

Так-то вот: запомните на всякий случай — тем более что казус преинтереснейший…

Ну а тут, у себя нам, и подавно бояться некого: тут мы — полные хозяева…

Страна, изможденная войнами, мором и голодом (средство, конечно, опасное, но зато — великолепное!), и пикнуть не смеет под угрозой чеки и так называемой армии, которые, поверьте, нами довольны, потому что приласкать преторианцев и гончих собак, насытить их по горло всякой всячиной — это наш революционный долг.

Да, забавная комбинация эта самая ваша Русь! Мы и сами часто диву даемся, глядя на ее пресловутое «долготерпение»… Черт знает, что делаем, а все благополучно сходит с рук, как будто бы все так и надо. Ну, конечно, Леонтьевский переулок Урицкий, Володарский, пуля в Ленина, убийство Воровского, кой-какие там восстания, но, право же, это пустяки, дешевка, а не серьезные издержки революции. О всяких там «социалистах» говорить, сами понимаете, не приходится: это жалкие банкроты, импотенты, слизь и трусы, которым мы, к общему для всех удовольствию, дали по башкам, да так здорово, что они раз и навсегда забыли про Балмашевых и Каляевых. Но объясните мне совершенно другое: ведь, почитай, нет в России ни одного дома, у которого мы прямо или косвенно не убили мать, отца, брата, дочь, сына или вообще близкого человека, и… Феликс спокойненько, почти без всякой охраны пешочком разгуливает (даже по ночам: помните, как мы однажды встретили его около Манежа?) по Москве; а когда мы ему запрещаем подобные променады, он только смеется презрительно и заявляет: «Что?? Не посмеют, пся крев!..»

И он прав: не посмеют… Удивительная страна!

Вот вы все бормотали мне своим исступленным шепотком о церкви да о религии; а мы ободрали церковь, как липку, и на ее «святые ценности» ведем свою мировую пропаганду, не дав из них ни шиша голодающим; при Г.П.У. мы воздвигли свою церковь при помощи православных попов, и уж доподлинно врата ада не одолеют ее; мы заменили требуху филаретовского катехизиса любезной моему сердцу «Азбукой коммунизма», закон божий — политграмотой, посрывали с детей крестики да ладанки, вместо них повесили «вождей» и постараемся для Пахома и «низов» (mundus vult desipi — ergo decipiatur) открыть мощи Ильича под коммунистическим соусом… Все это вам известно и… что же?

Дурацкая страна!

Что же касается почтенного обывателя, то он, дело известное, трус, шкурник и цепляется за нас из боязни погромов, анархии, которые чудятся его паршивой душонке и которые действительно настанут, если нас, чего доброго, чудом каким-то прикончат. Но народ, народ??

«Народ безмолвствует»… И будет молчать, ибо он, голубчик, не «тело Христово», а стадо, состоящее из скотов и зверей. Сознаюсь вам теперь в том, что однажды рассказанная мною история — не анекдот, как я тогда уверял вас, а самый настоящий факт: клянусь… Не понимаете, о чем я говорю? Забыли? А вот о чем: Ленин действительно изрек, что он боится, как бы ему в шутку не подсунули на подпись декрет об обязании всех граждан обоего пола в определенный срок целовать его на Красной площади в срамное место; он, по рассеянности, подмахнет этот указик, и вся страна станет… в очередь, да еще, добавлю я, появятся и такие, которые (не только сменовеховцы, но и поприличнее!) найдут в этом акте величайщую государственную мудрость, причем, конечно, Демьян Бедный и Валерий Брюсов разразятся гимнами, а всякие профессора и академики из бывших людей, просто так, за бесплатно, от избытка собственной подлости, завопят о гениальности, об новом откровении обожаемого «учителя»!.. Ну, что ж, очевидно, так и надо, и государство не есть какая-то там «нравственная идея», как поучали меня в Московском университете, и не станет «Civitas Dei» как полагает ваш любимец, а, извините, нечто вроде чертова болота, где один класс непременно и с наслаждением душит другой, изредка снисходя до временного компромисса. А «человек» — это вовсе не звучит так гордо, как думает блаженный Максимушка, который, несмотря на свои петербургские гадости (кормление ученых при помощи господ Родэ: мы еле замяли скандал в сем «родэвспомогательном» учреждении!), невзирая на московские истерики и заграничное юродство, все-таки остается нашим босяком и посылает Ильичу свои запоздалые поцелуи… Нет, человек — это страшная сволочь, и нам с ним — хлопот полон рот, особенно теперь, когда, вместо того, чтобы голодать во имя будущего, он, черт его подери, изредка брыкается, заставляя нас тратить много сил, а главное — золота, на его околпачивание и на ежовые рукавицы.

Человек? Вне нашего ордена нет никаких человеков, а есть только «вриды», т. е., если вы уже забыли наш «великий русский язык», — временно исполняющие должность сих существ.

Но ничего, сойдет, все сойдет, раз палочка и все командные высоты коммунистического отечества находятся в наших малопочтенных, но крепких руках…

Да, Россия, народ, которых вы никогда не понимали в своем сахарном идеализме, принадлежат нам: только мы да ещё, может быть (как это ни странно!), самые крайние правые, разные Говорухи-Отроки, только мы разгадали русский сфинкс…

«Народ безмолвствует» и… несет налоги: что и требовалось доказать.

Заговорит? Восстанет? Разин? Пугачевщина? — Заставим умолкнуть, утихомирим, дадим ему «рапem et circenses» наконец, перепорем, перестреляем хоть половину страны, не щадя ни детей, ни стариков!..

Ну-с, а если не удастся, и мы все-таки загремим, то… скажите, пожалуйста, что мы теряем? Те, кто нам действительно нужны для дела мировой революции, останутся целы, ибо исчезнут они вовремя; а сотни тысяч живого материала, «низов», ягнят российского коммунизма… подумаешь, какая важность: этого добра нам не жалко ни капельки, а чем страшнее и ужаснее будет реставрация и въезд на белом коне нового «царя», тем скорее мы вернемся (такова диалектика истории!), вернемся, и тогда… не уставай, Феликс, работайте Лацисы и — «патронов не жалеть»!!

Да, терять нам почти что нечего: Россия далась нам даром, ещё с приплатой, а уйдем из нее, если уйдем, с такими богатствами, на которые можно купить полмира и устроить социальную революцию на всех планетах и звездах Солнечной системы. Подполье нас не пугает: не новость, и в нем есть свое обаяние для масс, а, повторяю (приятно повторить!), средств у нас — без конца, причем, на всякий пожарный случай, они давным-давно находятся за пределами досягаемости тех, у кого их отняли…

Ах, впрочем, к чему эти мрачные мысли: «нам всегда везло и будет везти!»

А русская свинья-матушка, которая терпеливо пролежала три столетия на правом боку, с таким же успехом пролежит еще дольше — до прихода Мировой Социальной Революции и на левом боку: на то она и свинья…

Теперь вам ясно, что я хочу выпалить? Нет еще? Фу, какой же вы на самом деле — дурак! Не ясно? Ну, в таком случае, получайте… на Россию мне наплевать, слышите вы это — наплевать, ИБО Я — БОЛЬШЕВИК!!
kluven

СЛЕДУЮЩИЙ ПОСЛЕ США: ВЫХОДИ НА БУКВУ "Г"


«Я согласен, что спасать Германию уже слишком поздно. В Германии проживает около 5 миллионов турок. Скорость, с которой мусульмане размножаются, в то время как немцы отказываются иметь детей, ясно показывает будущее Германии: Франкфурт станет Франкарой, а Мюнхен станет Мухаммедом.

Ситуация также объясняет, почему Германия разбавляет и ослабляет любое осуждение эрдогановской Турции со стороны ЕС независимо от преступлений турецкого маленького Гитлера.

Эродган также во всеуслышание заявил туркам в Европе, что они НЕ должны ассимилироваться [1]».

* * *

Turkish Prime Minister says ‘assimilation is a crime against humanity’
https://www.thelocal.de/20080211/10293
kluven

ПОЛИТЭКОНОМИЧЕСКОЕ


СССР успешно разрешил основное противоречие социализма, состоявшее в отчуждении ком. номенклатуры от собственности. Разрешение этого противоречия ознаменовало переход советского общества от развитого социализма к новой, высшей формации.
kluven

* * *


«Как всё-таки много общего между этой нынешней обстановкой и тогдашней. Иной раз проснешься ночью, лежишь и думаешь: вот, может, уже нашелся кто-нибудь, дал команду, и эти же вежливые охранники нагло войдут сюда и бросят: "А ну, падло, собирайся с вещами!"»

(С.П. Королёв, в 1965)


(Н.С. Королёва, "Отец", М. : Наука, 2007, кн. 2, стр. 166)

http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/koroleva-n/otets/02.html