Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

kluven

Гроссмейстер


«Всякая смерть безвременна, но в неравной мере. Даже в простейшем смысле: долгий век, полный трудов и свершений, всё-таки больше примиряет с потерей, нежели гибель на взлёте надежд. Смерть Гёте — трагедия, но это всё-таки не смерть Пушкина.

Но есть и другой смысл. Для некоторых людей — да, немногих, но такие есть — смерть является не концом всего, а этапом дела, которым они занимались всю жизнь и которое продолжится после них. Или даже начнётся — бывают и такие дела, которые можно начать только ценой жизни. Сократ, например, создал философию, и как науку, и как образ жизни, — и как раз поэтому выпил цикуту.

На Великой Шахматной Доске мира большинство людей — это даже не пешки, а клетки, по которым пешки ходят. Это люди, которые просто живут — в мире, который придуман не ими, и, в общем-то, не для них. Кто-то живёт хорошо, кто-то не очень. Но так или иначе, они «принимают реальность как есть», не пытаясь её изменить, никуда не лезут. И гордятся своим здравомыслием.

И есть игроки — те, которые двигают фигурами, или, за неимением таковых, сами становятся на доску. Но даже встав на доску, игрок не превращается в пешку: он делает ходы всё-таки сам. Да, ходит он по правилам, и правила эти сложные и жестокие. Но всё-таки ходы делает он, а не за него.

Он сотрудничал со множеством людей и организаций [...] но вот одного никто не скажет — что он на них работал или им служил. Он именно сотрудничал, в прямом смысле этого слова — а точнее, играл. За или против них, но в конечном итоге за себя. Работал он тоже на себя, а служил разве что своим планам. Планам, а не идеям — потому что для людей такого типа идея является таким же инструментом, как авторучка, пуля или «мульон зеленью». Это всё инструменты реализации долгосрочных стратегий.

Он рассматривал других игроков, даже очень крупных [...] как сущностно равных себе. Для него они были «сторонами». Он мог играть против них или за них, но в конечном итоге он играл за себя. Он был политическим субъектом.

Именно этого не могли понять те, кто имел с ним дело — а кто понимал, впечатлялись сильно.

То же касается и его прозы. Самые живые куски её — это описания мотиваций политических субъектов.

Он был выдающимся русским политиком — в эпоху, когда никакой «русской политики» не было и в помине.

Он появился на свет и вырос в неполитическом обществе, где именно ощущение себя субъектом было недоступно не только большинству населения (так везде), но даже «начальству». Страна состояла из людей работающих и служащих, людей устраивающихся, а не меняющих обстоятельства. Страна назначенцев, начальников, а не политиков. Страна людей, из которых было вытравлено само ощущение неконтролируемой реальности Доски.

У него оно было.

То, что он действовал «литературными средствами», ничего не меняет. Писать он начал, по большому счёту, потому, что у него не было других орудий. Он научился это делать — потому что орудия не выбирают, а доступно было только это. Но если бы судьба дала ему в руки танковую дивизию — он бы писал гусеницами по грязи.

Можно по-разному оценивать качество его ходов. Хотя вообще-то, учитывая начальную позицию, он играл сверхуспешно. Он умел манипулировать теми, кто манипулировал им, делать неожиданные ходы, блефовать, обманывать ожидания. Он не купился на деньги и славу — именно потому, что не считал эти вещи венцом желаний, это были тоже ставки в бесконечной игре. И даже загнанный в угол — а под конец жизни он оказался именно что в патовой ситуации, его переиграли, хотя и не съели — он вёл себя в этом углу достойно: не боялся, не надеялся и не просил у других игроков пощады.

* * *

...Вот кто-то встаёт со своей клетки. Протирает глаза, залепленные «обычной жизнью». Оглядывается по сторонам, оценивая ситуацию. Понимает, что она безнадёжна, вокруг монстры, поле обстреливается и шансов нет. Пытается лечь на место и слиться с поверхностью — но размазаться достаточно тонким слоем уже не получается.

И тогда он берёт в руки оружие — пистолет, мобильник, кредитную карточку или просто авторучку. И делает первый ход».

https://www.apn.ru/publications/article20517.htm
kluven

Впечатление от фильма "Территория" (2015)


Смотря его, я заметил в очередной раз эффект, который подмечал и раньше, в других фильмах:
Когда те же самые актёры пытаются играть наших современников, получаются как правило мусорные люди.
Неинтересные и ненужные.
Некогда были "лишние люди" как типаж, а теперь мусорные.
kluven

Экстремистский мультфильм (по заказу Гостелерадио СССР)

"Добро пожаловать" (1986), свердловская киностудия.

«Добряк-лось, бродящий по лесу, соглашается подвезти на рогах колорадского жука. К нему вскоре присоединяется паук. Потом птицы. Потом, целое семейство белок. Даже медведь. Гости устраивают в рогах лося себе жилище и забывают о том, что рога эти им не принадлежат. Когда лось вознамеривается переправиться на другой берег, его "гости" не пускают его...

Но тут вдруг у лося сваливаются рога — он забыл, что пришло время их сбросить. Ошарашенные "гости" смотрят вслед лосю, который уходит восвояси, бормоча: "Всё равно неловко как-то получилось"».

https://www.youtube.com/watch?v=JP9yJruL7Ek

P.S. В мультфильм даже отображена ВОВ, когда лось бежит, спасясь от охотника, неся в своих рогах и спасая "гостей". «Он спасается и спасает всех своих гостей, которые после этого говорят благодарственную речь [ср. речь тов. Сталина о русском народе] и сообщают, что никогда его не покинут».
kluven

слово гусарского полковника (хотя и кино-)

Валентин Гафт: “Большинство из нашей нынешней элиты составляют предатели”
https://inforuss.info/valentin-gaft-bolshinstvo

* * *

Но предатели чего?
Интересы номенклатуры и нацмен они никогда не предавали.
А русскому народу никогда на верность не присягали.

Между прочим, присяга на РФ конституции присяги русским интересам вовсе не включает.
kluven

Родное и вселенское

Меня как-то никогда не занимали вестерны. Но взглянув сегодня мимоходом на фотографии в чьей-то дневниковой записи, я уловил их смысл (извиняйте за тривию, конечно): это этническое полотно. Вестерны изображают подчёркнуто-этническую историю американского народа, это бытописание этноса христиан-европеоидов (и ýже: его WASP-овского ядра). Для тех, кто к нему принадлежит по крови, вестерны имеют поэтому совершенно другое эмоциональное наполнение, нежели для сторонних.

Точно так же, как фильмы изображающие русские типажи XIX века и картины жизни русского народа этого периода, грели бы сердце мне. Если бы действие вестернов разворачивалось на пространстве от Вятки до Красноярска, а их героями были русские люди XIX века -- я смотрел бы вестерны с удовольствием, как своё, родное, греющее сердце, а не пропускал их как чужое и эмоционально холодное для меня.

То же с западноевропейской живописью. Она оставляет меня равнодушным, и психологическая причина этого проста: западноевропейская живопись изображает этническую историю и этнические типажи романогерманских народов. Хотя сюжеты полотен ан масс библейские, но изображение этих сюжетов населено отнюдь не древними евреями, а персонажами с характерно романогерманскими (итальянскими и т.п. -- в зависимости от места написания картины и принадлежности художника) чертами лиц, одеждой свойственной народу художника в период его жизни, предметами утвари и т.п. Западноевропейская "библейская" живопись воспевает этничность соответствующих народов. Экзистенциально для меня чужих, сторонних.

Именно поэтому я к ней (западноевропейской живописи) равнодушен -- для меня это инонародное и экзистенциально чужое, при рассматривании её во мне не возникает эмоциональных движений. Я могу равнодушно и холодно отмечать те или иные её технические свойства, но это не делает чужое своим, и не вызывает тех чувств экзистенциальной слитности и укоренённости, какие вызывает рассматривание картин в Русском музее или Третьяковской галерее, повествущих о жизни и бытии русского народа (хотя бы и в форме библейских сюжетов -- в подобие таким же повествованиям о себе з.-европейских народов).

Если бы старичок изображаемый Рембрандтом был русским, моё отношение к нему и вызываемые им во мне чувства были бы совершенно иными.
kluven

(no subject)

Полевые наблюдения за американским телевизором показывают, что в нём тоже есть свой фильм "Ирония судьбы или с лёгким паром", и тоже двухсерийный. Называется Home Alone и Home Alone 2.
kluven

(no subject)

«Посмотрел Алёнка, Мосфильм, 1961, в цвете.

Кино про советских дурачков на их бесконечном пути к коммунизму, до которого, сколько ни проведи в дороге, всё остаётся те же сакральные 450 километров. Дурак-народишко распропагандировали, вот они и ломанулись "поднимать целину", чтоб казахи жили лучше.

Пропаганда дешевле нормальных дорог и человеческих автобусов, это видно хорошо.

Интересный эпизод как Шукшин евреечку из Москвы в барак привёз, и всё удивляется – "что ей ещё нужно".

Красивый конец: по итогу приезжают в коммунизм, на станцию Арык, и там сидит за хозяина инородец в форме и жрёт русское мороженое. Всё как оно и случилось».

— Потомки этих дураков и дур выгребают сегодня. Левакам и коммунистам за такое, надеюсь придётся гореть в аду...

"В Казахстане уничтожают русских"
https://youtu.be/ZodWb-qoXu0

"Казахский национализм и ущемление в РК растет не по дням, а по часам"
https://youtu.be/cnr04PLi2Bs

— С[...]ть сидя научили, теперь мучаемся.

— Весь северный Казахстан, там вообще одни русские жили... А у этих чучмеков ни письменности, ни государства отродясь не было. И вот в 1935 им подарочек сделал Сталин... Всё русские им построили за счёт русских, а теперь русские убирайтесь вон! Это наша земля!
Причём когда там у них [...] наступит они все ломанутся в Россию. Чтобы уже в России начать кричать: русские убирайтесь вон, это земля казахов!

https://rms1.livejournal.com/621128.html
kluven

Посмотрел с рекреационными целями вполглаза сериал "Ленинград-46".

Насколько меня хватило: чуть далее середины (что охватывает по хронологии 1946-1950 годы).

* * *

Что показательно, в сериале с названием "Ленинград-46" ни сном ни духом не упомянуто Ленинградское дело.

По подсчётам Вл. Кузнечевского, «репрессиям по этому "делу" были подвергнуты [в СССР] более 32 тысяч этнически русских руководителей партийного, государственного, хозяйственного звена [...] Ещё раз подчеркну, репрессиям были подвергнуты только этнически русские руководители».

32 тысячи этнически великорусских руководителей -- это целый русский политический класс подвергнутый избиению. После этой точки остановки к распаду СССР уже не было.

В сериале с названием "Ленинград-46" эти события не отражены НИКАК.

* * *

Но это частное. Более же общее впечатление, относящееся ко всем вообще современным РФ-ным сериалам про советских сыщиков-бандитов, СМЕРШевцев-шпионов и т.д., которые я видел, это что герои в них делятся на две основных категории. У одной на лице нарисованы три класса образования, у другой -- пять классов (у особых интеллектуалов -- семь).

Увы, ни с одной из категорий этих славных граждан я ассоциироваться не в состоянии, причём ни по какому измерению: ни в социальном смысле, ни в национальном (как, например, способен ассоциироваться не только с Арсеньевым, но и с русскими солдатами в "Дерсу Узала").

В национальном отношении что те (бандиты), что другие (сыщики) -- выбрито советские люди (речь не о действительных исторических "прототипах", а о характерах изображаемых сериалами). С ними мне детей не качать, экзистенциально мы совершенно чужие.

В социальном же отношении хотя и нельзя сказать, что разницу между тремя и пятью классами я не ощущаю вовсе, но (даже лорнируя с пристрастием) всё же крайне смутно. При этом когда "положительными героями" выступают доблестные служащие НКВД, разница с бандитами теряется совсем.

Нельзя также не заметить, что авторы сериалов изображают этих своих героев если и не исторически достоверно, то художественно-достоверно. Чувствуется, что они им свои, кровиночки.

Это, повторю, общее впечатление от данной категории сериалов.

Но в сериале "Ленинград-46" его ощущение резко обостряется архитектурой. В других сериалах, когда герои с тремя и пятью классами образования сражаются между собой на фоне советской 3-5-классной же архитектуры, не возникает чувства дисгармонии между передней сценой и фоном, "сценической обстановкой". Но когда общество, верх которого образован лицами с 5 классами образования, изображается на фоне архитектуры оставленной дореволюционным обществом, возникает не только чувство разительной дисгармонии, но и зияющей социальной пустоты на месте "вместо".