Category: литература

kluven

(no subject)

Егор Холмогоров удивляется, что под советским режимом в 1982 году пропустили в печать стихотворение Антокольского "Последний".

Но вот стихотворение Заболоцкого о красной звезде смерти, вставшей над Россией, и её звероподобном духе.

Напечатано впервые в "Новом мире" в 1956 году, переиздано в журналах и книгах в 1963, 1964, 1967, 1968, 1971, 1972, 1983 и дальше.

Подобно огненному зверю,
Глядишь на землю ты мою,
Но я ни в чём тебе не верю
И славословий не пою.

Звезда зловещая! Во мраке
Печальных лет моей страны
Ты в небесах чертила знаки
Страданья, крови и войны.

Когда над крышами селений
Ты открывала сонный глаз,
Какая боль предположений
Всегда охватывала нас!

И был он в руку — сон зловещий:
Война с ружьём наперевес
В селеньях жгла дома и вещи
И угоняла семьи в лес.

Был бой и гром, и дождь и слякоть,
Печаль скитаний и разлук,
И уставало сердце плакать
От нестерпимых этих мук.

И над безжизненной пустыней
Подняв ресницы в поздний час,
Кровавый Марс из бездны синей
Смотрел внимательно на нас.

И тень сознательности злобной
Кривила смутные черты,
Как будто дух звероподобный
Смотрел на землю с высоты.

[...]

Дух, полный разума и воли,
Лишённый сердца и души,
Кто о чужой не страждет боли,
Кому все средства хороши.

[...]
kluven

О ЧУДЕСНОМ ОБРЕТЕНИИ АКТА ОБ ОТРЕЧЕНИИ

«Утром 21 октября [1929] комиссия по чистке, руководимая Ю.И.Фигатнером, пришла в Библиотеку АН. Фигатнер пригласил Ольденбурга в комнату, 14, где и начали осмотр бумаг. Тут же наткнулись на конверт, где "оказались" подлинные отречения от престола Николая II и его брата Михаила. На вопрос Фигатнера, знал ли Сергей Федорович, как они попали в библиотеку, ответил предположением: "Так как на конверте надпись сенатора Георгия Егоровича Старицкого, то, очевидно, в смутное время сенатор Старицкий передал эти документы академику Шахматову на сохранение, а затем Шахматов передал следующему директору, так и хранились до настоящего дня"» [31].

[31] Архив РАН. Ф.208. Оп.2. Д.52. Л.8 об., 9.

Ф.Ф. Перченок, "ДЕЛО АКАДЕМИИ НАУК" И "ВЕЛИКИЙ ПЕРЕЛОМ" В СОВЕТСКОЙ НАУКЕ
http://old.ihst.ru/projects/sohist/papers/perch95f.htm

******************

Археографическая экспертиза документов не была проведена, и не проведена по сегодняшний день. Держатели документов, вопреки архивным регуляциям, категорически отказываются её назначить.
kluven

ЕВРЕЙСКИЙ СПОСОБ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

"В этой книге на странице 234, в сноске 7 допущена опечатка. Книга никуда не годится"

В оригинале (искал несколько минут, оставлю ссылку чтобы не терялось):

«Метод знаком до боли. Еврей обычно придирается к мелочи (хоть к опечатке) и начинает тянуть одеяло. Если мелочь оказывается правильной, он начинает при[...]ться к другой мелочи. Если мелочь оказывается и в самом деле кривой, еврей торжественно объявляет оппонента лжецом, а себя венчает лаврами победителя. Это обычный еврейский метод уничтожения гойского оппонента.

См. у Лема в "Звёздных дневниках". - "Александр Македонский - великий полководец, покоривший полмира: Грецию, Азию, Индию.." - "Всё это наглая ложь от первого до последнего слова. Македонский не покорил Индию". - "Профессор уничтожен"».

https://krylov.livejournal.com/1490583.html?thread=40828567#t40828567
kluven

АНДРЕЮ ПЛАТОНОВУ - 120

Морозный зимний вечер. Дети в московском дворе играют в снежки. Один пацан нечаянно попадает крепким снежком в окно дворницкой в полуподвальном этаже. Звон разбитого стекла, из подъезда вылетает разъярённый дворник с лопатой, несётся за пацаном. Пацан удирает от него изо всех сил и при этом думает: какого чёрта? Почему я здесь, почему удираю от этого идиота, а не сижу в своей комнате под лампой с уютным зелёным абажуром и не читаю моего любимого Эрнеста Хемингуэя?

В это время Эрнест Хемингуэй сидит на своей вилле под пальмами на берегу океана, попивает ром из стакана и думает: как же мне надоела эта жара, как надоели эти пальмы, эти грубые мулатки. Почему я здесь, а не в Париже, не в мансарде моего друга Андрэ Моруа, и мы не пьём с ним шампанское в обществе двух прелестных куртизанок?

В это время Андрэ Моруа пьёт шампанское с куртизанками и думает: до чего же меня достал этот Париж и эти куртизанки. Почему я здесь, почему пью тёплое шампанское с этими дурами, а не холодную водку в морозной заснеженной Москве с моим другом, гениальным русским писателем Андреем Платоновым?

В это время Андрей Платонов с лопатой наперевес гонится за пацаном и думает: догоню - убью гадёныша!
kluven

"ПРОЩАЙ, НЕМЫТАЯ РОССИЯ"


Я в курсе, что наиболее вероятным предполагаемым авторством на настоящее время является аттрибутирование этого стиховторения Дм. Минаеву, в качестве пародии на "Прощай, свободная стихия". Но я как-то пропустил, что Минаев вообще отличился писанием вариаций на Лермонтова, включая "Демона" (1880)

«Печальный демон, дух изгнанья,
К земле направил свой полет,
.....
Прогресса начатое зданье
Из вековых, гранитных плит
Уже колеблется, дрожит,
И, чуя это колебанье,
Оставив спячку многих лет,
Как змеи, дряхлые преданья
Из-под камней ползут на свет».

Любопытно также, что во второй половине XIX в. появились около двух десятков переделок одного только «Демона», т.е. от стихотворений "под Лермонтова" протолкнуться некуда было.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Демон_(поэма)#Сатирические_переложения
kluven

(no subject)

На данном изображении может находиться: текст

«Новая жизнь» — ежедневная политическая и литературная социал-демократическая газета (фракции большевиков).
kluven

Пимен Карпов, ранние стихи, ч. 3

Кто Ты?
Сонет.

Не кубок стонов Ты, Не смертоносный яд
А нектар для судьбы угрюмой и туманной!
Прислушайся: едва шумит миндальный сад,
Окропленный росой зари благоуханной.

Ни счастья, ни любви я в мире не нашёл
И тайну бытия разгадывал напрасно.
Но в трепетном луче ночной цветок расцвёл
И я молюсь ему свободно и всечасно.

Души моей печаль и радости начало
Ввряю я и мгле, и шепоту волны,
И дрогнувшей звзде, что в грудь мою упала.

Не все ль равно, кто Ты — борьба иль меч развязки!
Поет русалка мне, царю и богу сказки,
И колос наяву нашептывает сны.

* * *

За звездой

Ты подплывала в лунном сне
На лёгком облаке ко мне --
Счастливая, далекая,
Звезда голубоокая!..

Переливалась и цвела
И за собой меня звала,
И гасла над криницею
Туманною зарницею...

Цветок слагал тебе хвалу
Но покатилась ты во мглу;
Не ведала, не чаяла,
Как утопала, таяла...

Благословишь ли с высоты
Любовь и жизнь и счастье ты
Сны, тайной озаренные,
Мечтания влюбленныя?..

Иль, неприступна и горда,
Потонешь, милая звезда,
Следя за степью дальнею
Улыбкою прощальною?..

Ужели я не полюблю,
Не отыщу, не умолю,
Тебя, моя любимая,
Мечта невозвратимая?..

* * *

За туманом лесным,
В плеске сумрачных вод,
Теплым солнцем палим,
Голубой таял лед...

Серебрилась волна
И несла хрустали...
Огневая весна
Пела песню земли...

* * *

Дождь по Крыше шумит
Ночь темна,
Белый призрак стоит
У окна,

Белый призрак в саду,
У плетня,
Накликает беду
На меня

Ворожи и пророчь,
Белый сон!
В темноликую ночь
Я влюблен,

Сердце каплями рос
Окроплю
И дыхание роз
Уловлю...

Всё в природе привык
Я любить;
Тёмной ночи мне лик
Не забыть.

Новое Слово, 1909 №10 стр. 5
Новое Слово, 1909 №12 стр. 4
Новое Слово, 1911 №4 стр. 54
Новое Слово, 1911 №5 стр. 30