Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

kluven

РУССКИЙ VS. УКРАИНЕЦ


– Меркель тайно посещала Навального. Ну посещала и посещала. А вот можно ли вообразить, чтобы Навальный отказался от встречи, скажем, с Байденом на том основании, что у того в советниках, скажем, Нуланд, которая ненавидит Россию. Как поступил Солженицын по отношению к Рейгану. С "высоты", чтобы было понятно, нравственной пустоты, настоящего времени этот поступок кажется вопиющим безумием, самосдачей, самосливом, отказом от борьбы. А тогда по моему никто даже не удивился. Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними.

– Странная интерпретация поступка Солженицына. Он был архимудрым. Великий поступок. И тогда он прозвучал очень громко. И Рейган его правильно понял. И прессса. Нет никаких оснований считать что это было безумие и самосдача. Напротив это был публичный отказ быть пешкой в игре против русского народа, о чем он прямо заявил в письме. Тем самым Солженицын закрепил за собой место голоса русского национал-антикоммунизма, а не одного из диссидентов, шестерящих на госдеп.

Солженицына не позвали одного в Белый Дом именно из-за его русского национализма. Об этом прямо пишет Пайпс.

Солженицын отказался идти на групповую встречу с диссидой именно как русский.

Рейган прочитав его письмо заметил Пайпсу: "Кажется он считает тех, кого мы пригласили, предателями".

То есть АИС подчеркнул свою независимость как национального лидера. Ни о каком самосливе тут говорить не приходится.

* * *

– Я поддерживаю мысль о том, что российские политические и общественные деятели должны избегать контактов с откровенно антироссийскими деятелями. Я не уверен, является ли Ангела Меркель таким лицом, но как общий принцип это совершенно правильный подход.

– Сама по себе встреча с Меркель мне не кажется большим политическим преступлением. Но я просто не могу поверить, чтобы Навальный отказался от встречи с лидером Запада по той причине, по какой это сделал Александр Исаевич. Просто другие были масштабы, другие.

* * *

И не только масштабы, но и национальности.

Причем нельзя не заметить, что масштабы личностей соответствуют масштабам национальностей.
kluven

(no subject)

Сергей Сергеев написал:

«Выложил на РЕ свои полемические заметки ... о самом важном, на мой взгляд, русском вопросе... У нас получилась плохая «демократия», у нас получился плохой «патриотизм». А ещё ранее у нас был кошмарный Советский Союз, очень противоречивая Российская империя и пугающее Московское государство. Может дело не только в государственных проектах, но и в самом материале, из которого они создавались? То есть… Да, страшно вымолвить, может, дело в русском народе?... Давайте, наконец, поговорим предметно. Если мы хотим построить в России не военно-авторитарную империю, а национально-демократическое правовое государство, то да, народ не тот! По крайней мере, в его прошлом и нынешнем состоянии"».

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=3006838246027510&id=100001040921427

Только у Сергеева получается, что в свинцовых мерзостях русской жизни виновата молочница с токарем, а он, Сергеев, рафик неувиновный, т.к. его (интеллигента) удельный общественный вес в свинцовых мерзостях существенно ниже веса токаря с молочницей, куда ему супротив них.

Н.М. Соколов примерно 116 лет назад писал про подобную позу:

Специальность нашего времени - обличение. Вот уже скоро полвека, как мы только обличаем и обличаем. Кого? Друг друга? Самих себя?

    Самобичующий протест -
Российских граждан достоянье.

Хорошо еще, если только “самобичующий”. А то бичует себе человек всю жизнь направо и налево и в ус себе не дует, будто бы дело делает.

«Если очень кратко сформулировать основную проблему русского народа, то она в том, что это народ без правил. Его правовая и моральная культура настолько неустойчива, что он не способен к внутренней самоорганизации... Необходима коренная культурная реформация, которая создаст народ с правилами», заключает Сергеев.

Вот, да. Мой дядя самых лучших правил, он уважать себя заставил, и лучше выдумать не мог. Це содержательная программа, европейская. Недаром опубликована на сайте так и назыающемся: "русский цээеропээц".




«... если говорить не только о Сергееве. Многажды убеждалась, что мне очень повезло, что я пришла в русский национализм не через Достоевского, не через православие и не через славянофильство. Никогда не была очарована русским народом. Никогда не считала его "богоносцем", не думала, что у него какая бы то ни было "планетарная миссия". Да и к Достоевскому у меня всегда было сложное отношение: признавая большой талант, никогда не считала его Мудрецом и Учителем; никогда не считала, как СС, что настолько талантливый человек не может быть в чём-то неправ. Конечно, может.

Не очаровывайтесь -- и не будете разочарованы. Немало я видела людей, таких, как СС, которые в конце концов переросли свою очарованность -- или вышли из-под влияния, под которое в юности попали (у СС это и то, и другое) -- и они ВЫМЕЩАЮТ на русском народе своё разочарование, свои потерянные годы служения, свои ошибки.

"Ах, я ж думал, что ты такой, а ты не такой!"

Да кто ж виноват, что думал ты неправильно? Уж точно не русский народ.

"Ах, я поменялся, я узрел Европу, я понял: мы живём неправильно!"

Ну, опять же: кто виноват, что ты поменялся? И зачем мучить себя, кому это нужно?

Этим людям просто _необходимо_ всегда во что-то верить, иметь идеал перед глазами. И если они больше не могут верить в русский народ и богоносца -- то теперь с той же горячностью уверовали в Европу и демократию. "И я сжёг то, чему поклонялся" -- ЭТО ВСЁ УЖЕ БЫЛО.

Возможно, кстати, (возможно, не знаю, допускаю), что эта страстность -- действительно черта, которая проявляется во многих образованных русских. Я просто не наблюдала её в иностранцах, но иногда наблюдала в соотечественниках. Но если вдруг так -- очень сомнительно, что русские могут изменить свою суть. Сергеев, как бы ни метался, как бы ни каялся, не может изменить хотя бы СВОЮ СОБСТВЕННУЮ суть.

Но тем не менее эти люди, не умея поменять себя, считают и пишут, что нужно каким-то коренным образом менять русских! Большевики, как есть большевики».

https://www.facebook.com/tatiana.shabaeva/posts/2826542890774842
kluven

(no subject)

«СМОТРЮ ШАРИЯ ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ

[...]

Шарий постоянно патетически восклицает: "Нет, я просто хочу чтобы мне кто нибудь объяснил - что такого хорошего дал Майдан? Я просто хочу понять, объясните". Так и хочется заорать: "Что ты дурачком прикидываешься?!? Да разрыв с Россией, с русскими - вот главное, что дал Майдан и это все искупает в глазах очень значительной части населения».

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2493397680937162&id=100008008627472
kluven

Костюченко и Тарасов о майданировании

Elena Kostyuchenko

https://www.facebook.com/elena.kostyuchenko.7/posts/2533571003354915
http://www.besttoday.ru/read/9294.html
https://snob.ru/news/177107
https://ru.wikipedia.org/wiki/Костюченко,_Елена_Геннадьевна

Я была очень сильной, но попала в секту

Мне был 21 год, я была корреспондентом самой любимой газеты, бесстрашной красоточкой, выпускницей (почти) журфака МГУ, влюбленной в самую красивую девушку земли, занозой в жопе, честно верящей, что весь мир для нее. Счастье было моим обычным состоянием, как дышать. Я просыпалась в общаге и первые минуты лежала, улыбаясь. Я обожала жить.

Я была очень сильной.

Collapse )

Меня госпитализировали. Я провела там 1,5 месяца – меня собрали по кусочкам обратно. Мой лечащий врач сейчас у меня в друзьях на фейсбуке – он может придти в комментарии, если захочет. С тех пор у меня еще три раза случались депрессивные эпизоды – депрессия возвращается в 60% случаев, к сожалению. Но я уже знала, что это и как с ней обходиться. Я знала, что я сильная, и что эта мразь меня не убьет. Что я в этой битве не одна.

Собрали ли меня до конца – наверное, нет. Часть меня не вернулась. Я хорошо ощущаю эти провалы внутри. Все, что я любила до этого, немного полустерто, скорее отпечаток, чем настоящее. Но с тех пор у меня было 10 лет жизни, хорошие 10 лет, и много другого любимого и значимого в нее пришло.

Collapse )

Я никогда не написала эту историю. Потому что я боялась. Боялась за свою карьеру, за свою репутацию. Сейчас я повзрослела и понимаю, что карьера и репутация сами по себе ничего не стоят. Если ты не используешь их для того, чтобы делать то, во что веришь. Вчера, когда ко мне в комментарии приходили неуязвимые люди, которые смеялись над Олегом – выжившим парнем из групп смерти, над Мурсалиевой, которая тащит эту ебучую тему под перекрестным огнем, над Соколовым, который продолжает долбить СК, надо мной, которая как дура разбиралась в международной практике и интервьюировала антропологов, вместо того чтобы присоединиться к ржущей тусовочке, над Мартыновым, который решил поговорить о том, где границы свободы и общего блага в этой истории (больше всего жутких комментариев получил он, пиздец, люди, что с вами), я хорошо это поняла. Я хорошо это поняла, потому что сама была такой в 21 год, когда весело шла в секту с камерой между сисек – потому что нет ничего, что может сломать замечательную сильную меня, потому что я неуязвима.

Неуязвимых нет.

Collapse )

Все.




Спустя семь часов фейсбук заблокировал пост Костюченко за нарушение норм соцсети, но сайт Best Today и The Insider поделились историей журналистки со своими читателями. Вместе с историей Костюченко The Insider также опубликовал рассказ участника бизнес-тренинга «Лидерская программа» 2014 года Евгения Тарасова, который тоже попал в секту. «Сноб» публикует полный текст истории Костюченко ниже.

https://snob.ru/news/177107
https://snob.ru/news/177092
http://www.besttoday.ru/read/9294.html
https://theins.ru/confession/124077
kluven

А. Самоваров, "Иван Грозный и Сталин: кульминация жизни", ч. 2

Collapse )

Не действовало. Муж орал, но ничего не менялось. Тогда женщина застрелилась. И это был страшный удар. Сталин все понял, и он не случайно назвал это предательством. Он остался один. Без единой родной души, что было для такого как он, невыносимо. И Надежда Аллилуева это знала.

Кто там прав, а кто виноват, не мне судить, да это и не интересно. Для народа были важны последствия этого выстрела.

Большинство схваток в своей жизни Сталин выиграл, но вот жене своей проиграл.

* * *

Оставшись без любви своих подруг, Грозный и Сталин уже не имели противоядия против чудовищного подсознательного и сознательного страха. Они уничтожали своих соперников, и понимали, что в такой борьбе, соперники имеют право на любой поступок против них.

Грозный и Сталин могли только одним путем гасить этот страх - начать массовый террор. Они его и начали.




Official Nazi photographer Heinrich Hoffmann said of Raubal's death: "That was when the seeds of inhumanity began to grow inside Hitler."
kluven

(no subject)



http://expert.ru/russian_reporter/2014/39/nachalnik-donbassa/

— Ты готов к тому, что тебя предадут? — спрашиваю его.

— Конечно, — отвечает он.

— Те, в ком ты уверен?

— И это будет самое болезненное предательство. Но к этому надо будет подойти спокойно, иначе не пережить. У свободы — цена разная. Мы платим за свободу кровью. А кто-то откупается деньгами… Как ты думаешь, Путин в глазах всего цивилизованного мира — варвар? Варвар. Но если я горжусь этим человеком, то тогда, какая мне разница? Благодаря ему пробудилось то, что дремало в душах моего поколения. Он дал нам шанс что-то изменить. Если у нас не получится, мы умрем — не физически, а морально. Моральная смерть — это самое страшное. Умрет наш дух.

— А если Путин предаст?

— Ты задаешь провокационный вопрос. Но Путин никогда нас не предаст. Считай, что это моя чуйка.

— Кем ты себя чувствовал во время подписания минских соглашений?

— Чувствовал себя не в своей тарелке. Я смотрел и учился. Я замучил всех своими вопросами. Потом они сказали, что я — тупой, изворотливый и… наглый. Я сказал, что если бы судьба моей земли решалась на дуэли, то я бы, не задумываясь, вырезал бы всю вашу делегацию и сидел бы сейчас где-нибудь в Варшаве. Они — доходяги. Их одно удовольствие покромсать… Люди, которые умирают за свою землю, попадают в рай без очереди.

— Зачем ты сейчас рисковал своей жизнью?

— И твоей. Я чувствую себя негодяем. Я просто хотел тебе показать, что с нашим городом сделала война, но я не учел того, что есть корректировщики, которых мы не везде зачистили. Поэтому по нам лупил миномет. Но я должен был это предусмотреть…
kluven

Наталия Касперская:

"Я еще раз подчеркиваю – все патенты Теслы связаны исключительно с дизайном! Все! С дизайном! Вы меня хорошо услышали? Это технологии 70-х, 80-х годов, использовавшиеся еще в советских троллейбусах, но обернутые в красивую обертку из корпуса супперкара. Тесла - это очень характерный пример того, как в современном мире работают американские частные корпорации, и что можно назвать медийным пузырем – или феноменом рекламных проектов.

Я просто хочу, чтобы вы все поняли: то, о чем мы говорим – не имеет вообще никакого отношения к прорыву. Никакого отношения к будущему, к цифровой экономике. И когда господин Чубайс и прочие выходят на сцену и говорят - вот оно будущее, и мы должны это повторить, я слушаю и не понимаю, где они нашли это в проектах Илона Маска? Ну возьмите электрокары, которые ездили в конце прошлого века по цехам советских заводов, нацепите на них корпус от Бэнтли, и что? Это тоже будет прорывом в будущее? Это будем с вами повторять?
Нет, друзья – Телса, как и SpaceX - это на сто процентов медийные феномены. Да, Илон Маск - абсолютно гениальный маркетолог, он умеет превращать в конфетку все за что берется. А если точнее - то оборачивать в прекрасную конфетку технологии из старья.

Ему помогают создать этот образ – для определенных целей это нужно государству США. Ему передаются технологии NASA прошлого века, кое-какие наработки из других сфер, его финансирует правительство, а миру преподносит как «частника», ну и так далее. Плюс ко всему, под этим пузырем пиара, всё буквально поражает своей хрупкостью – на фоне «успеха», сплошные убытки, вместо сборки роботами - Теслу собирают вручную, само производство до сих пор не налажено. А все средства идут не на технологии, а на создание имиджа инновационной разработки. Нет, я согласна - как пиарщик Маск молодец, но вы же здесь нам рассказываете про "технологические прорывы". И да, не надо мне говорить про капитализации его компаний. Мол как же так – если она столько стоит, значит это успех. Капитализация – это фарс, товарищи и вы это знаете. Просто вера спекулянтов в то, что, купив акции они потом получат прибыль. Это пузыри – которые постоянно взрываются. Дженерал Моторс – крупнейшая автомобильная компания в США по капитализации уступает Тесле, которая выпускает минимум автомобилей. Где здесь вообще параллели с реальностью? Их нет."

kluven

(no subject)

Речь не мальчика но мужа в Бундестаге, дважды заблокированная в ФБ


Facebook дважды заблокировал аккаунт журналиста ВГТРК Андрея Медведева за его пост о выступлении в Бундестаге. Текст отличный и по-хорошему очень русский, поэтому заслуживает, чтобы его прочли.

“Если бы мне пришлось выступать в Бундестаге, как мальчику Коле, то я, пожалуй сказал такие слова:

- Уважаемые депутаты. Сегодня я увидел чудо. И это чудо называется Германия. Я шел к вам и смотрел на красивые берлинские улицы, на людей, на замечательные памятники архитектуры, и теперь я стою тут, и смотрю на вас. И я понимаю, что всё это чудо. Что вы все родились на свет и живете в Германии. Почему я так думаю? Потому что учитывая то, что ваши солдаты сделали у нас, на оккупированных территориях, бойцы Красной Армии имели полное моральное право уничтожить весь немецкий народ.

Оставить на месте Германии выжженное поле, руины и только параграфы учебников напоминали бы о том, что была когда-то такая страна. Вы вероятно не помните всех подробностей оккупации, но это и не нужно. Я просто напомню вам о том, что солдаты Вермахта и СС делали с советскими детьми. Их расстреливали. Часто на глазах у родителей. Или наоборот, сначала стреляли в папу с мамой, а потом в детей.

Ваши солдаты насиловали детей. Детей сжигали заживо. Отправляли в концлагеря. Где у них забирали кровь, чтобы делать сыворотку для ваших солдат. Детей морили голодом. Детей жрали насмерть ваши овчарки. Детей использовали в качестве мишеней. Детей зверски пытали просто для развлечения.

Или вот вам два примера. Офицеру вермахта мешал спать младенец, он взял его за ногу и разбил его голову об угол печки. Ваши летчики на станции Лычково разбомбили эшелон, на котором пытались вывезти детей в тыл, и потом ваши асы гонялись за перепуганными малышами, расстреливая их в голом поле. Было убито две тысячи детей.

Только за одно то, что вы делали с детьми, повторюсь, Красная Армия могла уничтожить Германию полностью с ее жителями. Имела полное моральное право. Но не сделала.

Жалею ли я об этом? Конечно нет. Я преклоняюсь перед стальной волей моих предков, которые нашли в себе какие-то невероятные силы, чтобы не стать такими же скотами, какими были солдаты Вермахта.

На пряжках немецких солдат писалось «С нами Бог». Но они были порождением ада и несли ад на нашу землю. Солдаты Красной Армии были комсомольцами и коммунистами, но советские люди оказались куда большими христианами , чем жители просвещенной религиозной Европы. И не стали мстить. Смогли понять, что адом ад не победить.

Вам не стоит просить у нас прощения, ведь лично вы ни в чем не виноваты. Вы не можете отвечать за своих дедов и прадедов. И потом, прощает только Господь. Но я скажу честно – для меня немцы навсегда чужой, чуждый народ. Это не потому что лично вы плохие. Это во мне кричит боль сожженных Вермахтом детей. И вам придется принять, что как минимум еще моё поколение - для которого память о войне это награды деда, его шрамы, его фронтовые друзья - будет воспринимать вас так.

Что будет потом, я не знаю. Возможно, после нас придут манкурты, которые все забудут. И мы многое для этого сделали, мы много что [...] сами, но я надеюсь, что еще не все потеряно для России.

Нам конечно нужно сотрудничать. Русским и немцам. Нужно вместе решать проблемы. Бороться с ИГИЛ и строить газопроводы. Но вам придется принять один факт: мы никогда не будем каяться за нашу Великую эту войну. И тем более за Победу. И тем более перед вами. Во всяком случае, повторюсь, моё поколение. Потому что мы тогда спасли не только себя. Мы спасли вас от вас самих. И я даже не знаю, что важнее”.

* * *

Несчастные русские, у которых всегда всё кончается всемирной отзывчивостью.
kluven

Суверенный авторитаризм и новая холодная война.

Суверенный авторитаризм и новая холодная война.
https://langobard.livejournal.com/7746929.html

Есть, пожалуй, один единственный пункт, в котором я, видимо, пересекаюсь с условными "безумцами-крикунами с первого канала".

Думаю, что если нынешняя холодная война будет проиграна (выиграть ее Россия не может, но может, что называется, "выстоять" или "вытерпеть" (до какой-нибудь ничейки)), то, пожалуй, с тем, что мы понимаем под суверенитетом России можно будет попрощаться. Какой-то режим внешнего управления будет создан. Второй раз на те же грабли обобщенный Запад едва ли наступит. То есть, победив в холодной войне, едва ли пустит ситуацию с побежденными на самотёк, как это по сути случилось в 1990-е.

Говорю об этом без какого-либо идеологического антиамериканизма. Это будет совершенно прагматичное решение Запада - после Путинского реваншизма, в первую очередь внешнеполитического реваншизма (внутриполитический реваншизм колышет все-таки во вторую очередь), более никаких предпосылок для реваншизма не оставлять. А технически это сделать без ограничения российского суверенитета будет просто невозможно. По крайней мере - сделать с гарантией. На месте страшной Госдепы и я бы тоже сделал именно так, думаю, что за Госдепой не заржавеет.

Володин, конечно, чушь ляпнул про "не будет Путина - не будет России". Но если поменять эту чушь на "не будет путинизма - не будет России", то чушью она в общем-то быть перестает. Есть понимать под путинизмом вполне целостную систему политических ценностей, важнейшей из которых является суверенитет (в том числе и в простейшем толковании - на своей территории со своим народом, что хотим, то и мутим), которая была до Путина и будет после Путина. Ну и если под Россией понимать "суверенную России".

Намеренно оставляю в стороне вопрос, хорошо или плохо будет гражданам России без суверенитета (допускаю, что хорошо - да-да, допускаю!). Я просто за первичное безоценочное понимание того обстоятельства, что ставка в нынешней холодной войне это суверенитет (со всеми поправками, которые внесены в это понятие XXI веком, глобализацией и прочим всем тем, что началось где-то в 1950-1960-е, и с приливами и отливами длится и будет длиться). А уж кто какие выводы из этого сделает - так это дело каждого.
kluven

Л. Льюисон и Вл. Печерин

Одним из ярких бытописателей себя-ненависти среди евреев был писатель Людвиг Люисон.

«Льюисон всегда чувствовал себя изгнанником.  Его всегда преследовал кошмар неурядиц и отчуждения.  В романе “Mid-Channel” он выразил это словами: “Я не могу припомнить ни единого дня моей жизни, который не был бы омрачен душевными страданиями”.  В нем всегда присутствовало томление по какой-нибудь твердой идентичности, и со временем он найдет эту идентичность – или точнее говоря, сложит её для себя по кусочкам – но какой длительный, путанный, мучительный процесс это будет, насколько судорожный и полный терзаний!»  (Стэнли Чиет)

«Jewishness is like that Hound of Haven described by the poet.  It tracks you through the universe; it lies in ambush from without and from within.  You think you have achieved a perfection of protective mimicry and on the leaps of your dearest friend you see the unformed syllable, Jew...»  (Ludwig Lewisohn)

Отрывок из повести Ludwig Lewisohn, “Trumpet of Jubilee”, NY, 1937, стр. 38-9 (кн. 1: “Пылающий мир”):

“Я сказала Габриэлю, что с нами все хорошо, и он кажется ответил, что переживает трудный возраст. Разве это все не забавно?"

Дрожь прокатилась по горлу Курта до висков. Он отложил нож и вилку, которые он к тому же все равно перестал использовать.

“Джина”, – выкрикнул он, – “Джина, разве ты не знаешь?"

Едва она подняла на него глаза, как вошла Лиза, горничная. С непостижимой быстротой старые, болезненные и печальные воспоминания понеслись через сознание Курта. Он припомнил историю, рисующую старинные манеры полузабытой эпохи и рассказанную ему отцом, о том как его дед сказал на искаженном наречии тех далеких дней: “Stike vor die Shikse!” [не станем разговаривать в присутствии шиксы] Он, доктор Курт Вайс, оказался какой-то силой выброшен в этот век. В собственном доме, он не смел молвить слова в присутствии прислуги.

“Отчего ты так вскрикнул?”, – спросила Джина <...>

“Извини, дорогая”, – медленно ответил он, – “Мы поговорим позже."

Они закончили обед почти в молчании.

“Габриэль, ты должен съесть всё, что лежит на тарелке – я и так тебе немного положила”, – мягко сказала Джина.

Большие прозрачные капли слез покатились из глаз ребенка по щекам.

“Я не могу мама, я просто не могу.”

Десерт был закончен. Джина перешла в гостиную. <...>

“Ты хотел сказать мне что-то, Габриэль?”

Лицо ребенка задергалось и на нем вновь выступили крупные капли.

“Папа, папа, я не могу больше ходить в школу – больше никогда!”

Ребенок упал на колени и рыдания конвульсиями потрясли его тело. Курт обнял его руками, прижал его голову к своему плечу и присел рядом с ним.

“Ты не должен, дорогой. Я все понимаю.”

Джина подняла глаза:

“Но Курт, это неслыханно. Конечно, он должен ходить в школу. Почему он не должен?”

Курт ожесточился. Впервые за восемь лет, прожитые ими вместе, он был ожесточенным и возмущенно-обиженным.

“Ему не нужно ходить в школу, дорогая Джина, потому что они оскорбляют и унижают его в ней. Потому что они ранят его детскую душу сверх всякой меры и утешения. Я завидую твоему безразличию к ужасной судьбе нависающей над нами. Ты не слышишь ничего? Ты не видишь ничего? Они мучат Габриэля, потому что он – еврейский ребенок.”

Джина отложила книгу.

“Еврей, христианин – всё это кажется мне таким замысловатым и пустяковым”.

Курт рассмеялся.

“Я думаю, ты не слышала современного изящного сводного изложения вопроса:

Всё одно, во что ни верит жид,
В мерзкой расе поселён вонючий стыд.”

Габриэль, было притихший, снова начал всхлипывать.

“Он слышал это”, – заключил Курт.


Не менее жестокую психологическую (и не только психологическую) травлю пришлось пережить и русским, “открывавшим для себя Европу”. Характерен в этом отношении пример В.С. Печерина, бывшего фактически прообразом (в первой половине своей жизни) позднейшего интеллигентского типа, и наиболее известного авторством интеллигентского народного гимна

Как сладостно отчизну ненавидеть
И жадно ждать ее уничтоженья!
И в разрушении отчизны видеть
Всемирного денницу возрожденья!

и целого ряда не менее красноречивых произведений подобного содержания. О том, из какой психологической травмы и каких унижений родились эти настроения, повествует жизнеописание Печерина (М. Гершензон, “Жизнь В.С. Печерина”, М. 1910, см. особ. стр. 38, 58, 90-1).

«Печерин впоследствии много раз свидетельствовал, что его с детства влекло на Запад. Да и могло ли быть иначе? Там грезились свободные народы, изящная жизнь, вечно-голубое небо, свет знания, – все то, о чем так тосковала душа в рабской и пасмурной России. И вот, желание сердца осуществлялось <...>»

С чем пришлось столкнуться Печерину в “стране святых чудес”, сообщает он сам в своих (восторженных!) письмах:

Он с восхищением говорит и о самой личности Ганса [*], передает его смелые остроты. «Вчера, например, говоря о греческих оракулах, он вдруг предлагает себе вопрос: “почему теперь, в наше время, нет оракулов? как вы думаете, досточтимые господа? Потому, что мы вырвались из цепей природы; она не предписывает нам более законов: теперь каждый сам себя определяет, каждый сам для себя оракул... Разве, быть может, теперь новый министерский конгресс в Вене сделается оракулом для Европы – не знаю...” (общий хохот и легкие рукоплескания). – Говоря о славянских племенах, он сказал, что назначение их быть оплотом против нашествия варваров из Азии. “Да! господа, теперь нам нельзя опасаться нашествия варваров – разве только может случиться, что русские придут в Европу” (громкий, оглушающий хохот)”.»

[*] Ганс Михелет – профессор берлинского университета, “вернейший ученик Гегеля”, характеризует его Гершензон.

Вряд ли можно сомневаться, что подобного рода сентенции Печерину приходилось выслушивать нередко и со всех сторон. Фобии по отношению к России и русским, и без того имевшие долгую традицию в Европе, с особенной силой вспыхнули после подавления польского мятежа 1831 года. Как повествует свободомыслящий Гершензон,

«Все <...> затмевала одна огненная мысль – что Россия есть как бы всемирный фокус деспотизма, его главный оплот во всей Европе. <...> Это было общее убеждение всех свободомыслящих людей на Западе. Жестокое подавление польского мятежа 1831 года вызвало взрыв негодования по всей Европе. В половине 1834 года Никитенко, со слов вернувшегося из Берлина Калмыкова, заносит в свой дневник, что русских везде в Германии ненавидят, не исключая и Берлина; знаменитый Крейцер сам сказал Калмыкову после взятия Варшавы, что отныне питает к русским решительную ненависть, а одна дама пришла в страшное негодование, когда Калмыков попытался защищать русских: это враги свободы, кричала она, это гнусные рабы. Год спустя, по возвращении остальных членов профессорского института, он пишет: “По словам их, ненависть к русским за границею повсеместная и вопиющая. Часто им приходилось скрывать, что они русские, чтобы встретить приветливый взгляд и ласковое слово иностранца. Нас считают гуннами, грозящими Европе новым варварством. Профессора провозглашают это с кафедр, стараясь возбудить в слушателях опасения против нашего могущества”. Мы видели выше, что говорил о русских проф. Ганс, а в швейцарской гостинице мальчик, сын хозяина, прислуживавший Печерину и его товарищам за столом, не хотел верить, что они русские: “Не может быть! Русские – варвары, дикари, медведи”.»

Нетрудно представить, что пришлось пережить Печерину, через какие унижения и национальную травлю пришлось пройти ему, прежде чем он, подобно еврею, хохочущему над антиеврейской издевкой, услышанной из уст антисемита, начал с мазохистским восторгом сообщать о приобщении к кружку “просвещенных европейцев”, громогласно ржущих над “русскими варварами”. Отсюда, из этой атмосферы травли и ненависти по отношению к русским, в которую окунулась и которую не могла не вдохнуть душа Печерина, априори настроившаяся воспринимать Запад в качестве “законодателя Истин”, и вошло в него то отчуждение от национальной России, переходящее в непримиримую ненависть к ней и желание уничтожить ее как явление, которые стали потом отличительной чертой интеллигентской психологии.