Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

kluven

БАБУШКА АНЯ N (фамилию и деревню просила не публиковать)

родилась в 1918 г. в Тисульском районе нынешней Кемеровской области

Раскулачивание я видела собственными глазами. Наша семья попала в число раскулаченных. Мы имели две лошади и веялку. Никакими эксплуататорами мы не были, как про таких, как мы, писали. Мы работали днями и ночами. И забирать у нас хлеб, скотину и инвентарь было несправедливо. Мы, также как и другие, были простыми людьми и всего добились своим трудом. Тем более обидно, что наш скот, согнанный в колхоз, вскоре покрылся чесоткой и стал вымирать. За ним плохо ухаживали.

Раскулачивали свои же, деревенские. Но были случаи, что приезжали и из города. Забирали в основном скот и хлеб. Все плакали. Я считаю, что в книгах и кино про коллективизацию то время показали не совсем правильно. Они не показали того страха, что мы испытывали. Было всем страшно! Завтра и тебя могли раскулачить. Сильно, очень сильно переживали. Мы были все слезно обижены.

Пока в 1929 г. не сделали коммуну, а потом колхоз, мы питались хорошо. Хлеб и мясо ели всегда вволю. И не только в нашей семье. После раскулачивания мы питались как попало, как могли. Нас раскулачили, но из деревни не выселили. Мы сами уехали в город Щегловск. Выехали в апреле во время таяния снега. Наша речка сильно разлилась и затопила мост. Люди сами сколачивали плоты и переправлялись. Многие из нас тогда утонули.

До Щегловска добирались сначала на поезде, а потом на лошади. Ели что придется. В Щегловске оказалось много таких, как мы. Милиция гнала нас обратно. Поселились в коммунальной квартире, где до нас уже жили семь человек.

Collapse )

Замужем я не была, детей у меня нет. Надорвалась на войне.

Collapse )
kluven

ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ


«Женщина, не стесняясь в выражениях, отчитала пятиклашек за разбросанный мусор и следы от подошв обуви на полу. При этом учительница называла своих подопечных "свиньями", "бездарьем", "дармоедами", "спиногрызами", "нищебродами" и обещала "надеть на бОшку" урну каждому из присутствующих».

Как богат русский язык!

* * *

Недаром это была учительница русского языка и литературы.

Однако весь этот ор -- от бабьего ("феминизации") в советской и постсоветской школе и от отсутствия нормальных дисциплинарных мер и полномочий у учителя. Вместо того, чтобы орать, можно выдать тряпку и поручить вымыть пол, а потом оставить после уроков с дополнительными учебными упражнениями (примерно на час-два), которые нужно выполнить перед тем, как станет можно идти домой.

При необходимости, можно оставить и всем классом, или через второго на третьего.

Педагогические меры давно отработаны.

Чистота полов улучшится необычайно.
kluven

НА УКРАИНЕ ЗА ПОПУЛЯРИЗАЦИЮ РУССКОГО ЯЗЫКА АРЕСТОВАНА УЧИТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА КУЗЬМИЧ


«На Украине, в Херсонской области, арестована учительница русского языка Татьяна Кузьмич. Учительница эта известная, она соавтор учебника по русскому языку для 7-8 классов, активная общественница, популяризатор русского языка на Украине, участница и организатор конкурсов, посвящённых русской и общеславянской культуре. Задержание происходило крайне грубо, обвинили её в шпионаже на Москву и, по словам адвоката, принуждают к самооговору».

* * *

В 1882 г. А.И. Добрянский, Ольга Грабарь, выдающийся галицко-русский просветитель и народный деятель отец Иоанн Наумович и некоторые другие русские патриоты (всего 11 человек) были арестованы и обвинены в государственной измене, как была квалифицирована их русская национально-культурная деятельность.

Австрийские власти начали процесс, который длился более полугода.
Прокурор требовал для подсудимых смертной казни.

Игорь Грабарь, вспоминая о том в своей автомонографии "Моя жизнь", говорит, что смертный приговор казался неотвратимым.

В самый последний момент Добрянский обратился к австрийскому императору с письмом неизвестного содержания, после чего процесс был прекращен (содержание письма стало известно только в 1930-х гг. из книги И. Грабаря; Добрянский пригрозил, что если процесс не будет прекращен, то он поведает о политическом предложении, которое ему делал в 1848 г. Франц-Иосиф, касвшемся политики австрославизма, и обнародование которого было нежелательно для австрийского правящего дома -- подавстрийский русский народ в 1848 принял активное участие в подавлении венгерского мятежа, в чем участвовал и Добрянский, ставший благодаря этим событиям доверенным лицом Франца-Иосифа).

Несмотря на то, что суд, по распоряжению из Вены, вынес оправдательный вердикт, подсудимые не были оправданы в своих правах (не говоря о том, что им пришлось провести в застенке долгие месяцы).

Иоанн Наумович был лишен сана и прихода и принужден эмигрировать в Россию (но и там он не прерывал связей со своей родиной и при всяком случае сносился с ней). Преследованиям подверглись и остальные обвиняемые. Добрянский был должен по приказу покинуть навсегда русскую землю и умер в изгнании в Инсбруке в 1901 г., и оттуда только уже его тело было перевезено в родные Карпаты.

Это было самое начало и, пожалуй, относительно "счастливые" случаи во всей истории травли русских деятелей (т.н. москальофилов) в Австрии...
kluven

«Изменение внутрифакультетской ситуации

открыло и для меня возможность вернуться (в сентябре 1950 г.) на кафедру истории западноевропейской философии. Наступили далеко не лучшие времена как для преподавания истории философии, так и для научной работы в той среде. Торжествовала марксистская философия.

В стандартных курсах диамата-истмата домарксистской философии отводилось две-три лекции. На философском факультете МГУ она тоже была ужата, схематизирована.

Т.И. Ойзерман в 1948 г. публикует (в соавторстве с В.И. Светловым, тогда зам. министра высшего образования и еще ведавшего нашей кафедрой) солидную брошюру "Возникновение марксизма -- революционный переворот в философии". Еще через два года он же защитил докторскую диссертацию "Развитие марксистской философии на опыте революций 1848 г.". Т.И. Ойзерман, широко осведомленный в истории философии, с большим успехом читал весь курс философии Маркса-Энгельса (а Ленин-Сталин были переданы кафедре русской философии). С большим искусством он раскручивал логику "Капитала". Думаю, что именно из этих лекций вышел Э. Ильенков, его будущий аспирант. Старшее поколение историков западноевропейской философии, обучавшееся до революции, было представлено М.А. Дынником (покинувшим кафедру в 1961 г.), О.В. Трахтенбергом, М.П. Баскиным.

Очень многое дал переход (с кафедры логики) самого квалифицированного историка философии В.Ф. Асмуса. В общении с ним формировалась "вторая генерация" -- сам Т.И. Ойзерман (ставший заведующим кафедрой), Ю.К. Мельвиль, И.С. Нарский и я.

После XX съезда КПСС постепенно складывались условия для подрыва марксистско-ленинского догматизма в сфере истории философии. Этот процесс -- и в лекциях, и в диссертациях, в научной работе вообще -- происходил нередко в схватке, иногда с партийными проработками -- со сторонниками традиционной марксистско-ленинской методологии. Выросла и "третья генерация" -- А.Н. Чанышев, A.C. Богомолов, В.Н. Кузнецов, П.П. Гайденко. Но здесь открывалась совершенно новая страница в жизни кафедры истории зарубежной философии (как она стала называться с начала 60-х гг.). Она представлена множеством книг и статей названных и еще более молодых преподавателей. Автор этих воспоминаний считает, что они значительно обогатили нашу историко-философскую науку, вывели ее на новый этап развития, теперь совершенно освобожденный от марксистско-ленинского догматизма».

(В.В. Соколов, "Некоторые эпизоды предвоенной и послевоенной философской жизни (из воспоминаний)")
kluven

«На философский факультет снова был открыт прием в 1938 г. [...]

Античную философию читал М.А. Дынник [...] Сократа он изображал врагом народа (афинского), а Платона – канальей».

(В.В. Соколов, "Некоторые эпизоды предвоенной и послевоенной философской жизни (из воспоминаний)" // Вопросы философии. 2001, № 1. с. 71-72)
kluven

ЗАГОРСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ


Ю. Перминов пишет:

«Мда. Читаю - Ильенков рассказывает про таинства человеческого разума на основе обучения слепоглухонемых детей. Как они рождаются, имеют "чистый" мозг и никаких впечатлений, и как ученый сквозь эту абсолютную темноту пробуждает разум, и они сами становятся учеными...

А оказалось...

"В данном эксперименте участвовали четыре воспитанника Загорского интерната:

Юрий Лернер, который в 4 года потерял зрение, а к 7 годам лишился слуха, поступил на обучение в интернат в 17 лет.
Сергей Сироткин — тугоухий и слабовидящий с рождения, ослеп к 5 годам. В 14 лет поступил на обучение в интернат.
Наталья Корнеева — нарушение зрения и слуха с 2 лет, к 9 годам полностью лишилась слуха. Начала обучение в интернате с 13 лет.
Александр Суворов — ослеп в 4 года. В 9 потерял слух. С 11 лет обучался в интернате.

Критика эксперимента была направлена против позиции Э. В. Ильенкова. Оппоненты обращали внимание на то, что участники эксперимента не являлись слепоглухими от рождения, и до потери слуха и зрения могли разговаривать. Другим фактором, на который ссылались критики, было то, что у С. А. Сироткина был остаточный слух, а у Н. Н. Корнеевой остаточное зрение, то есть они не были абсолютно слепыми и глухими. Потому на основании данного эксперимента невозможно было сделать вывод, что при обучении слепоглухого ребёнка навыкам человеческого владения предметами и речи возможно добиться полного формирования у него человеческой психики и вывести его на равный уровень со здоровыми детьми".

Чем то напомнил Выбегалло..»
kluven

«По инициативе товарища Зленченко,

с его вечной «партийной дисциплиной», меня постоянно избирали председателем собраний ячейки, которые всегда происходили поздно вечером, начинаясь около 11—12 часов, и кончались в 2—3 часа ночи. Всех присутствующих заставляли расписываться в особом «лист-де-презанс», который передавался бюро ячейки, выносившему затем постановления о возмездии отсутствующим — замечания, выговоры на собрании, предупреждения и пр.

Отсутствовавшие должны были оправдываться, доказывать законность своего абсентеизма дежурствами, исполнением тех или иных поручений партии, усиленной работой в советских учреждениях, командировками и тому подобное. Зленченко распекал (конечно, высшим он не смел делать внушений) провинившихся, щедро напоминая о «партийной дисциплине». Но во всяком случае, все были настолько терроризированны, что даже и высшие партийные и советские работники, как, например, Сольц, Преображенский, Литвинов и другие, чтобы избежать нареканий и доносов в московский комитет партии со всеми их последствиями и объяснениями, являлись обыкновенно в собрание перед его началом, расписывались в «лист-де-презанс», а затем незаметно потихоньку уходили... совсем как в старые времена студенты, которые расписывались у педелей.

Упомяну попутно, что я, помимо этой ячейки, числился еще и в ячейке Наркомвнешторга, которая состояла всего из пяти человек — во всем учреждении столько и было коммунистов».
kluven

Дзержинский

в первом классе гимназии был второгодником, затем учился с двойки на тройку.
Гимназию не окончил.

* * *

«С 1887 года по 1895 год учился в гимназии [...] Из документов следует, что он два года учился в первом классе, а восьмой не окончил, получив на руки свидетельство, сообщающее: «Дзержинский Феликс, имевший от роду 18 лет, вероисповедания католического, при удовлетворительном внимании и удовлетворительном же прилежании показал следующие успехи в науках», а именно: закон Божий — «хорошо», логика, латинский язык, алгебра, геометрия, математическая география, физика, история, французский — «удовлетворительно», а русский и греческий языки — «неудовлетворительно».

«Объединение [Л. и Д.] произошло в 1906 году на Стокгольмском съезде, где Ленин впервые встретился с Дзержинским. Малообразованного, недалекого, не питавшегося ничем, кроме брошюрок, Дзержинского Ленин, конечно, превосходил и умом, и образованием на две головы. Но Дзержинский и не претендовал на роль коренника объединенной партии. Зато Ленин сразу понял, что этот фанатический поляк — замечательная пристяжная в той тройке, в которую Ленин впрягся коренником и которая разомчит всю Россию. И Ленин «обласкал», приблизил к себе этого «инфернального молодого человека», понимая, что именно такие нужны для его ленинского дела».
kluven

ДИАЛЕКТИКА В ПРАКТИЧЕСКИХ ПРИЛОЖЕНИЯХ


В выступлении Ленина на съезде РКСМ в октябре 1920, в известной речи, в которой Ленин заявил, что "задача молодёжи состоит в том, чтобы учиться", он поясняет, чему учиться следует, а чему не следует.

Учиться надлежало не общеобразовательно (фундаментально), а коммунизму, и далее в речи оратором расшифровывалось, что именно это означает.

* * *

Задачи коммунистического образования, с точки зрения Ленина, состояли из:

1. Усвоения учащимися изложенного в коммунистических трудах, книгах и брошюрах, т.е. коммунистической идеологической индоктринации, однако осуществляемой не отвлечённым образом, а в связи с практикой "борьбы пролетариев и трудящихся против старого общества".

2. Усвоения знаний, непосредственно требующихся для вывода и обоснования коммунистической доктрины ("последствием которых является коммунизм"). Те знания, последствием которых коммунизм не являлся, а являлись те или иные формы критики коммунизма, от бернштейнианства до правой мысли, или знания ведущие к таковой критике, или внеполитические знания, в этот круг не попадали.

3. Усвоения знаний требующихся для восстановления промышленности и земледелия (в качестве наглядного иллюстративного примера Лениным использовалась работа на пригородных огородах), т.е. технически-ремесленного круга знаний. Фундаментальные знания порождающие политехнический (ремесленно-технический) круг в этот круг не только не включались, но и, как будет упомянуто ниже, провозглашались ненужными и активно исключались из него. Ленин желал молока без коровы.

4. Приобретения молодыми коммунистами навыков постановки себя в качестве ведущей группировки над рабочими и крестьянами.

* * *

Ответив на вопрос, "чему мы должны учиться", Ленин также давал затем ответ на вопрос о том, чему молодежи учиться НЕ следует. В частности, дореволюционная школа провозглашалась Лениным целиком и насквозь классовой, "КАЖДОЕ слово её было подделано в интересах буржуазии" (в развитие какой посылки математика, астрономия и др. дисциплины провозглашались в большевизме классовыми науками), и преподававшиеся программой дореволюционной школы знания были, по Ленину, в почти полном объёме не нужны и вредны для коммунистической молодёжи:

«Старая школа была школой учёбы, она заставляла усваивать массу ненужных, лишних [...] знаний, которые лишь забивали голову... Обременяли безмерным количеством знаний на 9/10 ненужных и на 1/10 искажённых... Вы должны не загромождать своего ума [...] хламом, который не нужен».

По Ленину, 9/10 знаний дореволюционной школьной программы не нужны коммунистической молодёжи и представляют "хлам"; нужна лишь 1/10 часть, но переработанная с классовой точки зрения.

Одновременно, в соседнем предложении, Ленин заявляет, что "коммунистом можно стать лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество".

Как разрешается видимое противоречие между "коммунистом можно стать лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество" и ненужностью для коммуниста 95% знаний старой школьной программы?

Об оговорках не может быть речи. Выступление Ленина объёмное, он безусловно готовил если не его текст, то тезисы, а после выступления оно было издано отдельной брошюрой, таким образом у автора была возможность выверить текст как перед выступлением, так и при его издании; о несоответствии формулировок ленинским мыслям желательным к высказыванию не может поэтому идти речи.

Это кажущееся противоречие разрешается очевидным образом (синтез!): преподававшиеся дореволюционной школьной программой учебные дисциплины – в рамках политических установок оглашаемых Лениным в его установочной речи – Ленин не относит к "богатствам, которые выработало человечество", но относит их (на 95%) к ненужному хламу.

Устранение этого хлама из школьного преподавания (резким урезанием программы), уничтожение общеобразовательного (фундаментального) характера преподавания и отмена предметной системы преподавания являются необходимыми развёртываниями ленинских политических установок. Образовательные политики Наркомпроса по дебилизации школьного преподавания осуществлялись в полном соответствии с ленинскими установками и представляют их осуществление.
kluven

«Приведу два примера того, как буржуазная наука

смыкается с нашей советской "наукой".

Холодильное дело. В холодильном деле были расстрелы вредителей, как известно. Германская и американская научная пресса по холодильному делу сначала опубликовала протест против этих расстрелов. Есть такое научно-интернациональное общество, куда входили и наши работники холодильного дела, в том числе и коммунисты, с разрешения партийных организаций. Они написали ответ на этот протест, но он не был за границей опу­бликован. Тогда они вышли из этого общества. В ответ на это началась не просто политическая травля, а "научная" критика постановки холодильного дела у нас, в СССР.

Второй пример из более абстрактной науки, т.е. математики. Существует так называемая московская математическая школа. Это — почтенная школа давнишних традиций, она всегда поддерживала три основных лозунга царизма: самодержавие, православие и народность, хотя бы тем, что профессора вроде Некрасова или Бугаева читали в Московском университете доклады, где доказывали, что анализ поддерживает православие, теория вероятности — народность, арифметика — самодержавие, и т.д.

До сих пор правое крыло этой московской математической школы, во славе с контрреволюционером Егоровым, представляло ещё достаточно живую струю не только в смысле политических настроений, но и в методике, в тематике и в направлении исследования. Это та школа, корифеи которой с гордостью заявляют, что они занимаются только теми частями математики, которые не имеют никакого практического приложения. Эта школа очень тесно связана с международной контрреволюцией, с французским комитетом интервенции, с такими людьми, как известный французский математик Борель, участвующий в работах Комитета французской тяжелой промышленности, или итальянский математик Энриквес, — все известные фашисты, которые не только проповедуют ту же философию солипсизма, что и члены московской математической школы, но, кроме того, разъезжают по Польше и не столько делают там математические доклады, сколько создают культурный интернационал борцов против Советского союза.

Странно, конечно, но факт, что, скажем, академик Лузин, который выдвинут при советской власти в Академию наук по кафедре философии, напечатал в Париже, в издании Бореля, в прошлом году книгу по теории аналитических множеств, книгу, как раз касающуюся такой области, которая не имеет никакого приложения к действительности, которая толкует об абсолютно непрерывном. И вот эта книга снабжена предисловием, в котором говорится буквально, что книга ценна не столько математически, сколько философически, поскольку она утверждает солипсизм, как единственно научную философию.

Мы могли бы нащупать эту смычку научной реакции и по другим линиям как у нас, внутри нашего Союза, так и в международном масштабе. Такая смычка имеется и в области биологии и в области медицины и т.д.»

(Э. Кольман, "Боевые вопросы естествознания и техники в реконструктивный период" // "Под знаменем марксизма", 1931 №3, стр. 61)