Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

kluven

Политическая программа кандидата в президенты РФ

Originally posted by tor85 at Политическая программа кандидата в президенты РФ
Собчачка, конечно, лукавит, когда говорит о том, что у неё нет политической программы.
Политическая программа всегда есть - даже по умолчанию:

2014 год. Ксения Собчак просто  в восторге от Степана Бандеры.
А в начальники предвыборного штаба Псюша взяла себе Малашенко.
Это тот самый самый, чей папа, генерал от НКВД, особо отличился в 56-м при подавлении восстания в Венгрии и был отмечен за труды те высочайшими награми.
А сынок его работал до 91-го в аппарате ЦК КПСС.
А потом - прыг! и генеральный директор ВГТРК.
А потом - в группе Мост, главный по НТВ, борец с тяжким наследием коммунизма, ГБ и прочей советской власти.
А потом - жизнь рантье,  на честно уворованные нажитые средства, приобретённые во времена приватизации и попилки бюджета на пару с  Гусинским.
А на досуге -  муж волшебной девушки с резиновымим губами - Божены Рынской, она же в девичестве мадам Курицына, которая "спасибо боженьке за бонус" - это она так благодарит небеса за авиакатастрофу Ту-154 прошлым годом в Сочи. Прекрасная гармоничная пара, я считаю.

Как всё последовательно, естественно, непринуждённо... Какая чудесная биография, какое выверенное, само за себя  говорящее кадровое решение.


Не, есть такая партия, и политическая программа у ней очень прекрасная.





Originally posted by vol_majya at за гигантскую клизму или сэндвич с дерьмом?

Владимир Владимирович Путяра поставил Ксению Анатольевну Собчак изображать конкурентные выборы. Однако на ПЕРВОЙ ЖЕ пресс-конференции Ксения Анатольевна Собчак заявила, что Крым - украинский, тем самым предельно обнажив очаровательную в свой колхозной простоте разводку АП:

- Или ты за престарелого полковника КГБ, в 2017 году не пользующегося компьютером с интернетом, слушающего группу "Любэ" и по бумажке читающего тексты о госрегулировании криптовалют, уголовных наказаниях за ловлю покемонов и списание долгов могучей Киргизской Империи.

- Или ты за то, чтобы отдать Крым, отдать Донбасс, отдать вообще всё, от Курил до Выборга, встать на четыре косточки и давать тебя ахеджакать всем угнетенным народам сразу.

Как говорили в Саус Парке: "Выбирай, чувак, это ОЧЕНЬ ВАЖНО, за кого твой голос: за гигантскую клизму или сэндвич с дерьмом?"

За еб вашу мать, манипуляторы колхозные, вот за кого мой голос!

Фото Sputnik & Pogrom.
kluven

Очерки социалистической экономики, ч. 3

Originally posted by jlm_taurus at Шварц Владимир Давыдович. РТИ: начальник цеха, главный инженер, ГИП, работник министерства. часть 3

Однажды у меня в кабинете раздаётся телефонный звонок, звонит мне Барабаш, председатель совнархоза и говорит: "Владимир Давыдович, вот новый... первый заместитель председателя совнархоза хочет познакомиться с Вашим заводом
буквально только трубку повесил - звонит секретарь обкома партии Карачаево-Черкесского по промышленности. И говорит: "Мы сегодня к Вам приедем. Вы знаете?" Я говорю: "Да, мне Серафим Трофимович звонил, я жду. Всё". Где-то часов в семь-восемь вечера появляются трое, значит: Задов, Барабаш и этот... Ну, познакомили меня с Задовым, с этим-то я знаком был, и я их провёл по заводу. Кстати, Барабашу тоже было интересно пройтись по заводу. Я их провёл по заводу, ну, часа два мы ходили - завод-то небольшой. Часа два мы ходили, я всё объяснял, отвечал на вопросы. Потом мы вернулись ко мне в кабинет, и он некоторые вопросы задавал, в том числе - вот, характеристика того времени.

Значит, Задов задаёт вопрос мне: "Скажите, а у Вас бывают случаи отпуска вашей продукции без фондов?" А было постановление ЦК КПСС и Совмина: за бесфондовый отпуск - под суд, к уголовной ответственности.
Конечно, мы отпускали без фондов, и отпускали по указанию обкома партии, конкретно по указанию вот этого секретаря обкома по промышленности, который тут сидит. Я рта не успел открыть, чтобы сказать: "Нет, что Вы", как он открыл рот и сказал: "Нет, что Вы, что Вы...", - назвал его по имени-отчеству, - "мы это контролируем, нет-нет, таких случаев нету".

А это он мне звонил по телефону и говорил... Я замещал директора, который был в отпуске, он мне звонит и говорит: "Пятьсот вариаторных ремней нужно для сельхозтехники черкесской". Я ему говорю: "Ну ладно, сельхозтехника у нас всё получила досрочно, фонды её исчерпаны" - "Вот надо пятьсот ремней. Ты сейчас за директора, вот думай, как это сделать". Я говорю: "Да никак! Под суд же за это!" - "Ну, это мы ещё посмотрим, под суд или не под суд".

Ну, что? Вызвал я к себе начальника ОТК, вызвал начальника цеха ремней. Вот мы сидим втроём. Я говорю: "Вот то, что я сейчас Вам скажу, у нас на заводе будем знать только вот мы трое. Если от кого-нибудь что-нибудь услышу, значит, мы будем знать, что кто-то из вас разболтал, но учтите, что разбалтывание может привести к тюрьме. А дело в следующем: нужно изготовить пятьсот ремней вариаторных... Вот, Виктор Фёдорович, это тебе задача сверх плана, а Вам...", - , Баглай - забыл, как его звали, начальник ОТК - "...а Вам - перевести эти хорошие ремни в некондицию". Дело в том, что некондицию мы могли без фондов продавать сами потом по цене на 25% ниже прейскурантной. "А зачем? Кому?" Я говорю: "Зачем вам лишнее знать? Вот я знаю - вот мне поручили, и пусть я один это знаю. Зачем вам лишнее знать? Не нужно вам ничего знать. Вы так и сделайте - и тут же забудьте, что вы это сделали. Вот, приготовьте пятьсот ремней сверх плана, забракованные как некондиционные, то есть по внешним видовым дефектам. Поняли?" - "Поняли" - "Всё".

Я к чему всё это рассказал? С одной стороны, ЦК КПСС и Совет министров издают постановление: за бесфондовый отпуск - к уголовной ответственности руководителей предприятий. С другой стороны, секретарь обкома, то бишь ЦК, заставляет своей властью, без всяких бумажек, устно, сделать или отдать без фондов. С третьей стороны,первый заместитель председателя совнархоза, представитель Совмина, зная, что все так делают, спрашивает: "А у вас нет ли, случаем, бесфондовой тэ-тэ-тэ? А то учтите, за это в тюрьму можно!" А этот отвечает: "Нет, что вы, что вы, нет!". Вот это была советская экономическая система планирования всего, вот до гвоздя.

по специальному распоряжению Совмина и ЦК КПСС централизовали и стали у заводов все амортизационные отчисления централизованно забирать в распоряжение министерства. А дальше? А дальше министерство делило, как хотело. Мои амортизационные отчисления могли отдать кому-то другому на какой-то серьёзный капитальный ремонт - или наоборот.

А когда я стал главным инженером, то, естественно, информации я стал значительно больше получать, чем начальник цеха - во-первых, уже по всему заводу, во-вторых, уже был я вхож в министерство, в совнархоз, имел дело с плановыми... плановиками совнархоза или министерства, или там трудовиками - и так далее, и так далее. Я сталкивался с этими вещами уже на том уровне, на более высоком, значительно. До этого, будучи начальником цеха... ну, я вам рассказывал уже, как мы добились в Госплане - в Госплане Союза ССР - добились увеличения численности для завода! Ну, смех же! Без решения Госплана и Совмина нельзя было сортир, извините за выражение, на заводе построить. Всё! Деньги на капитальное строительство выделялись из государственного бюджета. Завод никаких своих средств не имел, а когда отобрали амортизационные отчисления - так вообще ничего не имел. Тогда и текущий ремонт входил в себестоимость. Средний ремонт - это всё входило в себестоимость. Завод не может существовать так - но существовали!

Цены ничего общего с затратами труда не имели, цены устанавливал комитет по ценам - это ничего общего с затратами труда, то есть со стоимостью, не имело! Это с молоком я вам привёл пример - так со всем было! Водка, литр которой стоил три копейки - её же продавали по три рубля поллитра! И вообще таких примеров можно привести до фига... Вот за счёт этого, значит, где-то коврики, себестоимость которых была 20 рублей, продавали по 3 рубля, потому что бытовые... видите ли, забота о человеке была. Вот, вся экономика была искажена и вот нужно было как-то крутиться, работать, но ничего предпринять было нельзя.

Сверху поступали указания: вот новая техника... Заводы одновременно были заинтересованы в новой технике и не заинтересованы. Заинтересованы, потому что новая техника по идее должна была повысить производительность, улучшить качество, облегчить работу, улучшить условия труда - а фактически план был такой, что опробовать что-то новое просто было невозможно: не было ни места, ни времени. К нам приезжали из НИИРПа, например, учёные, для того, чтобы у нас на заводе обкрутить, освоить новую технологию производства каких-то изделий - для этого им нужно было выделить на заводе, на действующем производстве, вот у меня в цехе, время на каландр - а у нас один каландр был всего, который работал двадцать четыре часа в сутки! И где я им время выберу? А надо! Тогда для того, чтобы заставить это делать, включили в строчку плана освоение новой техники. И если в отчёте за год... новая техника, которую забили в министерстве в план, что-то было не выполнено - значит, весь завод лишался премии. То есть насильно. Не экономически, а насильно! Вот, ну, с одной стороны, хотелось осваивать новую технику, с другой - это было практически невозможно.

Или такой парадокс: при проектировании нового завода можно в проект включать только то оборудование, которое выпускается серийно! Спрашивается... ну, тогда же мы не можем двинуться вперёд! Для того, чтобы какое-то новое оборудование пустить в серию, его же нужно обкатать. Обкатать, устранить там всякие дефекты, которые при обкатке обнаружатся, посмотреть, что это оборудование производит - и так далее, и так далее... У нас не было ни одного опытного завода. Только те, что продукцию давали - и всегда этой продукции не хватало, всё было в дефиците.

Автомобилисты великолепно знают, что никакой сальник, никакой вентиляторный ремень, никакую шину... шину если купил, после того, как два или три года в очереди простоял, тебе в паспорте отмечают, что тебе шины продали - значит, ты теперь ещё двадцать лет не можешь их купить. Всё же было в дефиците! Для инвалидов войны - вот для меня, когда я стал... - у меня появился "Запорожец", как у инвалида войны, с ручным управлением, так на местном портовом этом автомобильном заводе был специальный отдел для инвалидов войны. То есть если вот нужно что-то - мы могли там оставить открытку, нас записывали в журналы, специально для нас получали, предположим, дворник, стеклоочиститель или там что-нибудь, какой-нибудь сальник. А "Запорожец" стоял в это время. Вот другое дело, что лично я всё это и вёл, мне достаточно было позвонить на завод, ребята мне привозили любой сальник, потому что мы их производили. Но 99,9%, если не больше, остальных - они с резинотехникой, с производством не имели связи, для них всё это было недоступно. Всё же было в дефиците, вот всё на военку шло.

В цехе на заводе, вот например, на Красноярском заводе РТИ я был главным инженером проекта - мы проектировали спеццех. Цех, предназначенный только для производства изделий для ракетной техники. Огромный цех, огромный! А заказов таких не было. Там половина прессов стояла... я не знаю, как сейчас, сейчас наверняка там что-то делают другое или просто стоит, потому что когда вот это всё рухнуло в конце 80-х - начале 90-х, оказалось, что у нас мощностей-то излишки! А мы строили, и строили, и строили заводы. Посмотрите заводы резинотехнических изделий и шинные, построенные в последние пятнадцать - двадцать лет советской власти - там же почти всё оборудование импортное! Мы всё закупали - продавали нефть, газ и покупали оборудование, потому что наш машинострой ничего не производил. То есть производилось старьё столетней давности, которое и качеством никуда не годилось, и количеством никуда не годилось...

Условия труда создавали дикие совершенно. У нас же огромное количество людей получали за вредность, и на пенсию раньше уходили. Все прессовщики, нормировщицы, вальцовщики и так далее - это же всё было вредное производство... я помню, когда я уже работал в Главрезинпроме, начальником отдела охраны труда и техники безопасности - значит, как-то отделу организации труда было поручение там составить план по улучшению условий труда. Значит, они там составили, то-сё, пятое-десятое, принесли мне на визу. А там, значит, итоги, там была графа, сколько людей высвобождается с вредных условий и переходит в нормальные условия - то есть, значит, им нужно уменьшить тариф, перестать давать спецмолоко или спецпитание - у нас же даже и спецпитание было на некоторых предприятиях. Я, когда всё это увидел - и вот написано там: сократить там по ВТО, по всем заводам там столько-то тысяч, не освободить, а перевести в нормальные условия труда.

Я пошёл к Разгонову, он тогда был замначальника главка по экономике - это его детище было - и ему говорю: "Слушай, Виктор Дмитриевич. Смотри: вот принесли мне на визу... Я могу завизировать, потому что это не я отвечаю, а ты отвечаешь. Вот если бы я отвечал, я бы ни за что не завизировал" - "Почему", - он спрашивает. Я говорю: "Вот посмотри, что здесь написано: вот в таком-то году перевести из вредных условий в нормальные, то есть создать условия вот такому-то количеству людей. Скажи, пожалуйста: сегодня у тебя эти люди, рабочие, получают повышенный тариф, сегодня они уходят на пенсию с пятидесяти пяти, а то и с пятидесяти лет, сегодня они у тебя имеют поллитра молока в день. Вот с этого дня - вот у тебя тут написано - в таком-то году, значит, с 1 января следующего года ты должен перевести их на нормальный тариф, то есть уменьшить зарплату при той же работе, отменить молоко, отменить пенсию там с пятидесяти там и пятидесяти пяти лет. Ты понимаешь это или нет?".

Он: "Ну, мы об этом не подумали". Я говорю: "А как же ты не подумал - а как же ты будешь отчитываться-то? Ты напишешь, что мы освободили - тебе же сразу же урежут план зарплаты! Ты же сегодня, когда в фонд зарплаты получаешь на главк, ты же там аргументированно рассчитываешь: вот у нас столько-то в особо вредных условиях - тарифы такие-то, столько-то там во вредных условиях - тарифы такие-то, столько-то - в нормальных, тарифы такие-то. Итого: в сумме - столько-то. Ну, ты отчитаешься, что ты вот уменьшил количество рабочих, работающих в особо вредных и во вредных условиях, создал им хорошие условия - ты же должен им немедленно уменьшить зарплату, тариф снизить. Но тебе тут же сверху немедленно фонд зарплаты урежут" - "А как же быть?".

Я говорю: "Не знаю, как быть, но я визировать это не буду. Если ты настаиваешь - я могу завизировать, потому что я, как человек, ведающий охраной труда, а не организацией, не производительностью, а условиями труда - я двумя руками за, я готов это подписать. Вот скажи мне "подписывать" - я сейчас же подпишу, но я за это не отвечаю, вот за то, что тебе снизят фонд зарплаты, и как ты будешь выкручиваться, я не несу ответственность. Я сейчас только визирую план, а вот его выполнение или невыполнение - это уже не я буду отвечать, а ты. Это не план службы техники безопасности, это - план твоей службы" - "Да-а-а..." - "Ну, ладно, ты пока не визируй, я посоветуюсь, я подумаю...". Ну, не знаю, просто я не знаю, чем это кончилось, потому что ко мне больше не приходили.

Вот, я вам коротенько рассказал, в какой обстановке мы работали. Причём я это вот это начал понимать только тогда, когда начал работать в основном цехе и особенно после того, как прочитал вот этот отчёт где группа инженеров английских, вернувшись в Англию, написала отчёт о своей поездке. Этот отчёт перевели на русский язык. Я уж не знаю, как он попал в Советский Союз, не знаю... Его перевели на русский язык и под грифом ДСП (для служебного пользования) разослали всем руководителям всех предприятий, дабы те учились. А чему учиться-то? Надо тогда менять всё на свете: надо резко повышать зарплату, резко сокращать расходы... Господи, у нас же всё помалу было! Господи, опять я хочу рассказать - ну, ладно - это когда буду ГИПом, рассказывать о работе своей в проектной организации, тогда расскажу. Это же вообще идиотизм - когда планировали в расходах, в миллионах... Но в двух словах скажу.

Запланировали, скажем, построить какое-то сооружение. Ассигновали на него миллион рублей. Строитель построил это сооружение, но сумел как-то там сэкономить - но не в ущерб качеству - и сделал за 900 тысяч, а не за миллион. Так его премии лишают - за неосвоение средств! Ну, вот можете себе такое сегодня представить? Я думаю, что нет. А тогда это было нормально. Поэтому у меня не было никакой заинтересованности экономить, а планировалось к тому же всё ещё от достигнутого. Вот такая история.

Так вот, всё, что я рассказывал о социалистической экономике, в конечном итоге привело вот к чему: главной задачей руководства предприятия стало при утверждении техпромфинплана на следующий год - а это утверждение, как правило, проходил директор с начальником планового отдела или главный инженер, чаще директор... ну, всё зависело от характера этих людей - выезжали в Москву, в министерство, или когда были совнархозы, в совнархозы - утверждать техпромфинплан на следующий год. И главная их задача была - доказать любыми способами, вплоть до взяток, что мы можем выполнить только вот такой, то есть заниженный план, то есть утвердить заниженный план - для того, чтобы потом было перевыполнение, для того, чтобы потом могло быть снижение себестоимости, за что платили премии. И вот главной задачей директора первостепенно стало утвердить как можно более низкий план. Тем более, что планирование-то шло от достингутого, но вот никто не считал ничего, а вот от достигнутого плюс одного процента.

Понимаете? И к чему же это приводило? Ну, липа, сплошная липа и враньё было во всём. Главный инженер, когда он ехал защищать... а уже директор тут не вмешивался, ехал главный инженер, или, в крайнем случае, если он по каким-то причинам никак не мог, то начальник технического утверждения - ехали утверждать нормы расходов сырья и материалов. У них была задача прямо противоположная - утвердить как можно более завышенные расходы, чтобы потом можно было легко укладываться в норму, экономить, за счёт экономии вот перевыполнять план и опять же получать премии и быть там, значит, на доске почёта, туда-сюда. Вот к чему... то есть всё это было антипрогрессивное. Всё это ведь было не прогрессом, а регрессом, всё это тянуло назад.

...мы уже жили в Москве, мы каждое лето ездили в Ярославль на несколько дней, - так мы весь "Запорожец" забивали продуктами, ... Вплоть до того, что Люся звонит и говорит: "Привезите картошечки". В Ярославль из Москвы картошку везли! Ну, по дороге заехали в магазин, купили несколько пакетов картошки и привезли туда. Ничего там не было! И так - во всей стране. И не хрена говорить, что вот там, Горбачёв с Ельциным довели страну! Это было задолго до Горбачёва. Андропов, когда стал генеральным секретарём, начал наводить порядок. Что он делал-то? Ловили эти КГБшники по магазинам женщин, проверяя документы, и если оказывалось, что они там в рабочее время - значит, писали туда рапорт начальнику, что в рабочее время... А что было делать женщинам? Им нужно было жратву покупать, детей кормить. Когда? После работы в магазинах пусто. Это - в Москве! Всё это было!

У нас вон рядом с метро "Маяковская" был колбасный магазин - так там с трёх часов ночи у нас уже слышны были голоса - очередь выстраивалась тысячная. Я не преувеличиваю - тысячные очереди выстраивались за куском колбасы!
Я, как ишак, часто был в командировках в Москве - так отсюда ехал как ишак нагруженный - заказывал такси, чтобы доехать до Волжского от Волгограда. Чего я только не вёз! Сотню яиц, мясо, колбасу, сосиски... Господи! Сыр, масло сливочное! В общем, чего там говорить... Рыбу в Волгоград вёз! Там в магазинах даже рыбы не было! Браконьерскую можно было покупать, конечно, вплоть до осетрины и икры.

Значит, устраивали себе командировки, ехали в Москву, чтобы привезти к Новому году хорошую закуску там и прочее-прочее, потому что в Волгограде, как и Волжском, естественно, к тому времени, к семьдесят четвёртому... в семидесятые годы, в конце 60-х - начале 70-х в магазинах уже жрать было нечего, магазины были пустые. То есть приходишь в магазин - пустые абсолютно полки. Вот эти прилавки-холодильники пустые, разве что мышь бегает. Да, совершенно, абсолютно пустые. Если ты видишь, что стоит огромная очередь, значит, в магазине что-то появилось, "что-то дают", тогда говорили. Поэтому приходилось вот на такие праздники всё везти из Москвы. Ну, например, вот я... ну, и Веня - то же самое. И Вася.

Значит, я из Москвы закупал индейку - целую индейку замороженную - я из Москвы вёз сотню яиц, но это не на Новый год, а вообще дома кушать. Да, покупал сотню яиц вот в этих упаковках, в этих решётках, вёз с собой яйца, мясо, масло, сыр - что ещё? Сигареты, туалетную бумагу, зубную пасту... Ну, в Волжском и Волгограде - всё. Мыло, правда, было, мыло не надо было везти. А вот это - всё... Я уж не говорю об одежде. Одежду мы с бабулей, когда оказывались в Москве, одежду покупали в Москве, а там не было. То есть там было, но совершенно неудобоваримое... Вот... Были введены там уже талоны на всё в Волгограде - а в Волжском талонов не было, но и жрать было нечего. На рынке, на базаре было всё, но никакой зарплаты не хватило бы, скажем. Если мясо государственное стоило два рубля килограмм, то коммерческое мясо, в коммерческом магазине - открыли тогда коммерческие магазины - это мясо стало стоить семь рублей, то, что было два, а на рынке - двадцать рублей. Ну, а вырезка скажем - двадцать рублей.

Единственное, что там было дешёвое во время сезона - это овощи, помидоры, огурцы, ягоды, вишня там, абрикосы, яблоки - там всё это росло великолепно, это всё было дешёвое, мы там закупали вёдрами и делали компоты на всю зиму, абрикосовые компоты. Ну, изумительные совершенно абрикосовые компоты и вишнёвые компоты в трёхлитровых банках. У нас было заставлено всё в квартире этими банками... Лук там закупали на всю зиму - у нас висели связки лука в старых бабулиных капроновых чулках, то есть в капроновые чулки - лук, там почему-то очень хорошо хранился лук, он висел в комнате, за дверью где-то висели эти чулки с луком. Вот... Ну, помидоры великолепные эти волгоградские - вот это вот было дёшево. Но это всё на базаре, в магазинах ничего этого не было. Всё это в основном на базаре, и только летом вот - июль, август, сентябрь - арбузы появлялись. Вот когда мы в Волжский приехали - а, я это рассказывал - тот там даже раков живых можно было купить. Я как сейчас помню - рубль восемьдесят килограмм раков.

Так что приходилось ездить в Москву, чтобы привезти апельсины, везли из Москвы лимоны - ну, короче говоря, всё, даже чёрный хлеб. Потому что в Волгограде и Волжском только белый хлеб был. Ну, с хлебом не было, вот заминок с хлебом, с водкой не было. Дело ведь доходило и до того, что зарплату нечем было платить - торговли-то нету никакой! Вот в городе Волжском задерживают зарплату, потому что в банке нет денег. А денег нет потому, что торговли нет - откуда могут быть деньги-то? Только из торговли. Из бюджета города. А бюджет - что там? Он на другие нужды запланирован.

Тогда наше, значит, партийное начальство давало команду выбросить водку. Ну, сразу же выстраивались очереди, водку эту расхватывали - появлялись деньги, ну, глядишь, через неделю тебе зарплату выдадут. Да, доходило даже до этого. Никто этого не помнит, один я почему-то помню. Не помнят, начинают спорить со мной - да нет, не было этого... Было! Было! А мы, когда приехали в Волгоград, в Волжский в семьдесятчетвёртом году, так мы оттуда в Москву везли стерлядь, икру - в магазинах всё это было и было дёшево. Стерлядь - два с полтиной килограмм. А потом-то - только из Москвы, там уже ничего. Да, действительно, просто пустые полки, приходишь в магазин, а прилавки, полки - всё пустое. Там есть то, что никто не покупает. Вот, то есть это можно было сравнить с началом пятидесятых годов, с первой половиной пятидесятых годов в Оренбурге. Вот такая же история была в Оренбурге - полки пустые в магазинах. Когда вдруг появлялся сахар, предположим, в магазине, выстраивались - я не преувеличиваю - тысячные очереди за сахаром. Ну, это уже к Харитонову так косвенно имеется в виду, начал я с того, как мы готовились к встрече Нового Года - видишь - а кончил вот этим. Так что деградация советского планового хозяйства давно-давно началась, лишний раз это подтверждается...

Ели мы хорошо. Во всей стране, кроме Москвы, жрать было нечего. Завод, предприятие, где мы ели хорошо, каждое воскресенье приезжало в Москву, чтобы купить, всем, кто в Москве, на недельку. Я, когда ехал, может быть, к Василию Евгеньевичу в Куйбышев, каждый месяц или там раз в два месяца посылали посылки - с мясом, с колбасой, и так далее - с проводником в поезде...Сигареты, мыло... Когда ко мне в министерство приезжали в командировку с завода ребята, всегда старался, чтобы один день перед отъездом у них был свободным, чтобы они побегали по магазинам и купили масло сливочное своим детишкам, там колбаску, то-сё... Когда я ехал в командировку - я очень часто ездил в командировку - я звонил на завод и говорил: "Ребята, я еду в командировку - что привезти? Что привезти?" "Ну-у, Владимир Давыдович, ну что ты, что ты повезёшь - ну привези килограмм масла сливочного... Мыло, мыло, пожалуйста, привези мыло туалетное... Слушай, если попадётся - пожалуйста, хоть пару тюбиков зубной пасты... Это правда, это не ложь! А мы здесь в Москве этого ни хера не знали, москвичам вообще рот открывать нельзя! Они должны заткнуться и молчать, потому что мы здесь в Москве жили в другой совершенно стране!

рассказываю: то ли в конце тридцать девятого, то ли в начале сорокового ввели плату за обучение - триста рублей в год, восьмой-девятый-десятый класс. И отменили это только в пятьдесят четвёртом году. А мне говорят - не было этого!
И когда мои сверстники мне говорят, что этого не было - что ты с ними будешь делать? Это ещё у меня такая память - я-то все мелочи помню, а другие ни хрена не помнят, спорят... А кто помнит? Кто помнит, что в пятьдесят первом году, во-первых, снизили верхнюю границу оплаты больничных со ста до восьмидесяти процентов? Снизили до восьмидесяти - первое. Второе - ввели плату за нахождение в больнице за первую неделю. Если заболел - первую неделю ты оплачиваешь. Пятьдесят первый год. Ну, может, пятьдесят второй - но при жизни Сталина ещё. Ты это всё оплачиваешь, содержание в больнице, за неделю, потом - бесплатно. пришёл Хрущёв - сразу это отменил. Никто этого не помнит!

так же, как и забыли, что по их просьбе, по их ходатайству отменили плату и льготы за ордена. В пятьдесят первом году отменили плату и льготы за ордена и медали! По желанию орденоносцев, по их просьбе! А льготы были неплохие, льготы давали бесплатный проезд в жёстком вагоне - по всей стране, один раз в год. По-моему, двадцатипятипроцентная скидка налога, ещё какие-то там... Бесплатный проезд на городском транспорте, включая метро... ну, исключая такси. Всё это отменили в пятьдесят первом году. Шесть лет, как война кончилась, орденоносцев - до фига.

Вот понимаете, до какой глупости доходило вот это вот централизованное планирование? Вот на том же Черкесском заводе нужно было проводить хронометраж на ряде там операций, пускали новый цех - нужен был хронометраж. А в отделе труда нет хронометра, секундомера. Нету! Вон в магазине - пожалуйста, иди покупай - 15 рублей. Но - нельзя! Наличными деньгами тогда по правилам можно было только на пять рублей истратить или меньше, и на пять рублей принести квитанцию - тогда её оприходовали, бухгалтерия оформляла эти пять рублей. Тебе выдавали аванс там, пять рублей - ты должен был отчитаться. И мы каждый год заказывали в отдел снабжения хронометр - ну, отдел труда заказывал. Это не моя работа была, мне это нужно было только технологически, а вообще-то это связано было с зарплатой, это была директорская работа, и я просто на диспетчерских совещаниях вслух высказывался по этому поводу, что надо купить за 15 рублей - да и всё. Нет, первая же ревизия обнаружит, директор против, и главный бухгалтер его поддерживает.

Ушёл директор в отпуск, и я остался директором. Приходит ко мне начальник отдела труда и зарплаты и говорит: "Ну чего - до сих пор нет у нас секундомера, ну мы не можем ни одного хронометража провести! Я, значит, пришёл и говорю: "Пиши заявление мне: "Прошу выдать 15 рублей наличными для покупки секундомера для отдела организации труда и заработной платы для проведения хронометража различных технологических рабочих процессов". Написал?" - "Написал" - "Подписал?" - "Подписал" - "Дату поставил?" - "Поставил".

Пишу резолюцию: "Главному бухгалтеру товарищу Кучерявому: выдайте наличными 15 рублей для покупки хронометра. В. Шварц, исполняющий обязанности директора" - даже написал: "В. Шварц". И сразу же под этим - вторую подпись, потому что по закону, если руководитель предприятия нарушает что-то вот подобное, то главный бухгалтер должен по закону отказать в этом деле: прийти к директору, тому, кто это подписал, сказать, что это нарушение закона, и, если директор настаивает на этом, он должен дать вторую подпись - этой второй подписью он освобождает от отвественности бухгалтера главного, и тогда бухгалтер обязан выполнить это распоряжение директора, но тут же в докладной записке сообщить в вышестоящую организацию о нарушении финансовой дисциплины, выразившейся в том-то и том-то.

Полянский... он подписал постановление о вводе мощностей на ряде заводов и, в частности, это было постановление, связанное с производством резинотехнических изделий, подготовленное Госпланом и министерством. Там фигурировал не только наш завод, но в том числе там был пункт- а это в январе, по-моему, вышло это постановление - с 1 июля ввести мощности на Черкесском заводе РТИ по производству рукавов. Когда мы это прочитали, то упали: ещё цех не был построен! Не только оборудование не смонтировано - коробка ещё не была построена, и всё это планировалось на следующий год! И вдруг - приказ, подписанный премьер-министром РСФСР, написано: "С 1 июля этого года..." больше того - с 1 июля выдан план по производству рукавов!

Что делать? Выход только один: надо добиваться снятия плана по производству рукавов. Почему? Да потому что как только придёт июль и мы не выполним план, поскольку цеха ещё нет и не будет - так накроются все премии. То есть весь коллектив будет без премий! Кроме того, нас будут долбать все, кому не лень, за невыполнение плана. Больше того - мы же подведём тех заказчиков, которым выданы фонды Госпланом, Главхимснабом - это подразделение Госплана - Главхимснабом на * нашего завода, которого ещё нет. Они же будут свои там изделия считать под те рукава, которые будут поступать от нас. Ну, вот такое планирование великолепное, социалистическое - одна из причин, почему и развалилась экономика Советского Союза. Вот...
Значит, построить завод - ну, это невозможно совершенно.

Хоть туда бросить дивизию строителей - всё равно не построить: просто технология строительства не позволяла - там бетонные работы, там такие ремонтные работы, которые требуют времени. Не просто на само производство работы, скажем, фундаменты: фундамент залил - он должен там две недели стоять, его водичкой только поливать нужно. А лучше, чтобы он месяц простоял - тогда только бетон схватится по-настоящему, и на нём можно монтировать оборудование, особенно если тяжёлое оборудование. А там были и тяжёлые вальцы, было и лёгкое. Уж не говоря о том, что материалы даже строителями на эти сроки, материалы для строительства там - стекло, панели и так далее, и так далее, всё, что требуется для строительства - не были заказаны, потому что не планировалось это! И какой идиот это воткнул в план? Ну, какой идиот подписал - понятно, ему, что подсунули, этому Полянскому, со всеми визами - то он и подписал. Конечно, он не вникал ни в какой Черкесский завод. Вот... Но директор должен ехать в Москву добиваться снятия плана и переноса сроков ввода мощностей.

совещание только главных инженеров. речь шла только о качестве. И вот, значит, что нужно сделать, чтобы поднять качество? Самое плохое качество оказалось на Ленинградском тогда заводе "Красный треугольник", который делал довольно много транспортёрной ленты. И вот выступает главные инженер, который там работает сравнительно недавно, ну, два-три года, и говорит: "Вы знаете, мы ничего не можем сделать, мы лучшего качества не дадим". - "Почему???". Там начальство высокое - как это так?

И он рассказал такую историю. Лет двадцать тому назад появилось первое - а он, видно, подготовился к этому - поступило рацпредложение: уменьшить на один процент количество каучука в рецептуре транспортёрных лент, заменив это количество техническим углеродом, сажей. Сделали опытные образцы, провели физико-механические испытания - и то же качество абсолютно: прочность та же самая, всё - абсолютно никаких изменений нет. Приняли это рацпредложение. Получили хорошие деньги на экономии каучука... Они делали огромное количество транспортёрной ленты, поэтому один процент оказался в пересчёте на год огромным количеством... Получили большие деньги, поработали какое-то время, забыли про то, что там три года, скажем, тому назад было такое предложение... И кто-то снова подал предложение уменьшить количество каучука на один процент, заменить техническим углеродом. Потом - ещё, и ещё... И в конце концов, количество перешло в качество - в какой-то момент лента стала никуда не годной. Но по существующим тогда плановым законам себестоимость могла из года в год только уменьшаться. Даже подумать нельзя было о том, чтобы тебе запланировали на следующий год при утверждении техпромфинплана более высокую себестоимость.

И он говорит: "Для того, чтобы нам перестать делать вот это вот, извините за выражение, барахло, необходимо увеличить нам себестоимость, чтобы мы вернули содержание каучука к тому, которое было двадцать лет назад". За это время там несколько директоров сменилось, уже не было тех рационализаторов, то есть предъявить претензии, в общем-то, некому. "Так вот", - говорю, - "у нас получается такая вещь, что мы делаем брак ради штук, ради того, чтобы зарплату свою чуть-чуть поднять. Ведь почему воруют режимы? Почему некоторые пропускают операции, вот как мы установили с техноруком цеха, на вулканизации вентиляторных ремней? Почему? В погоне за штуками! И только! Или в ночные смены не только в погоне за штуками, а чтобы заранее выполнить свою норму сменную и уйти домой спокойненько. Ведь то же самое происходит в подготовительном цехе". Я уже рассказывал про это по Оренбургу, то же самое везде было - нарушались режимы, потому что сдельщина была, и ничего с этим поделать было нельзя.

В общем, короче говоря, вот очень такой был разговор... А за это время... вот месяцы шли, через несколько месяцев был уже готов к сдаче цех формовой и неформовой техники, огромный цех с огромным количеством новейшего венгерского оборудования, прессов - уже наши отечественные пресса никто не выпускал, наше станкостроение уже было в таком состоянии, что оно для резиновой промышленности ни фига уже не могло выпускать качественного оборудования. Поэтому начались закупки. Вот тогда уже начались закупки, в шестидесятые годы, закупки по импорту за счёт того, что нефть давала доллары. Вот тогда уже рушилась экономика страны, и главное - в экономике любой страны это станкостроение, то есть производство аппаратов, оборудования, станков, которые потом производят нужные людям вещи, и не только людям, но и, скажем, войне, вещи. Вот, скажем, в резиновой промышленности, особенно в шинной - я это знаю - там уже к тому времени проектировали заводы и цехи, опираясь на закупки импортного оборудования. Всякого оборудования, начиная от резиносмесителей и всяких линий, и кончая вулканизаторами.

Источник : samlib.ru/n/nikolaj_b_d/nnikolaj_b_dschwarz.shtml
kluven

Особенности редакторской политики

Originally posted by tor85 at Особенности редакторской политики
Оригинал взят у yadocent в Из ранней библиографии С.Алексиевич (удалено из википузии)

1971
Алексиевич С. И нету высших здесь наград... [О председателе колхоза «Родина» Новогрудского района В.М.Добруке] // Знамя юности. 1971. 3 февр.
Алексиевич С., Черненкова Г. Здесь Купалы песня родилась // Сельская газета. 1971. 16 февр.
1973
Алексиевич С. Памятник. [Рассказ] // Знамя юности. 1973. 27 февр.
Алексиевич С. [Рецензия на книгу: Соловейчик С. Час ученичества. М.: Дет. лит., 1972] // Советская Белоруссия. 1973. 2 июня.
Алексиевич С. Сердце за сердце. [Об учительнице березовской школы №1 А.И.Крупкевич] // Заря. 1973. 23 июня.
Брыль Я. «Узнать друг друга». [К открытию VI Республиканского семинара творч. науч. молодежи в Минске. Интервью с писателем Я.Брылем записала С.Алексиевич] // Знамя юности. 1973. 6 сент.

1974
Алексиевич С. Видеть сердцем [Рецензия на кн.: Мацяш Н. I. Удзячнасць. Вершы i паэма Мн., 1973] // Знамя юности. 1974. 23 мая.
Алексиевич С. Все будни — праздники. [О достижениях хлеборобов колхоза им. Калинина Пинского района] // Сельская газета. 1974. 13 июня.
1975
Алексиевич С. «Дочь моя, Мария...» [О связной партизанского отряда им. Петракова бригады Рокоссовского М.И.Ясюкевич] // Сельская газета. 1975. 15 мая.
Алексиевич С. «...В солнцем заколдованном саду» // Знамя юности. 1975. 26 авг.
Алексиевич С. Чудесное беспокойство. [О доярке совхоза «Корелачи» Корельского района Т.В.Чубрик] // Сельская газета. 1975. 13 сент.
Алексиевич С. Наследники. [О месте человека в жизни]. (Лит. очерк) // Сельская газета. 1975. 23, 24 дек.
1976
Алексиевич С. Колосья с ее поля. [О главном агрономе колхоза им. Ленина Шарковщинского района Л.Т.Ботвиненок] // Сельская газета. 1976. 10 окт.
1977
Алексиевич С. Ромашки спрятались... [К вопросу заготовки лекарственного сырья] // Неман. 1977. № 3. С. 178-184.
Алексиевич С. Ефимов дом [К вопросу о переустройстве деревни] // Неман. 1977. № 7. С. 135-145.
Алексиевич С. Меч и пламя революции (О Ф.Э.Дзержинском) // Неман. 1977. № 9. С. 130-135.
1978
Алексиевич С. Про то, как Катерина в город ездила // Неман. 1978. № 1. С. 142-153.
Алексиевич С. Есть такая молодость (про большевика П.Ф.Ревинского из Бобруйска) // Неман. 1978. № ?.
Алексиевич С. «Ваш старый товарищ...» (о письмах старой большевички В.М.Денисовой из Свислочи) // Неман. 1978. № 5. С. 119-122.
1979
Алексиевич С. По Волге [Страницы истории Родины на Волжской земле] // Неман. 1979. № 2. С. 126-134.
Витка В. И все мы вместе...: [Беседа с писателем о проблемах эстет. воспитания детей и подростков / Записала С. Алексиевич] // Советская Белоруссия. 1979. 20 сент.
«Только вперед — только на линию огня!..»: К 75-летию со дня рождения Н. Островского. [Статьи / Публ. подгот. Д. Маслов]. Обаяние борьбы / С. Алексиевич. // Знамя юности. 1979. 28 сент.
Алексиевич С. Молдавские уроки [О развитии животноводства в Криулянском районе] // Сельская газета. 1979. 3, 4 окт.
1980
Алексиевич С. Бабы // Неман. 1980. № ?.
1982
Алексиевич С. Восточный узор [к 60-летию СССР. Народные праздники и обряды, художественные ремесла Таджикистана] // Неман. 1982. № 3. С. 112-118.
Алексиевич С. Поэма жизни [К биографии Я.Коласа] // Неман. 1982. № 10. С. 111-117.
виа simankov

При попытке вставить этот текст в педивикию, очередной админ-википедик по кличке «El-chupanebrej» в течении 3 минут немедленно стер его, забанил меня и заблокировал персоналию А. от правок.
kluven

Чего хочет ИГИЛ? (большой перевод из Atlantic) — Sputnik & Pogrom

Чего хочет ИГИЛ? (большой перевод из Atlantic) — Sputnik & Pogrom

Исламское государство (ИГ) — не просто сборище психопатов. Это религиозная группа со своей искусно подобранной доктриной, не последнее место в которой занимает вера в то, что бойцы ИГ приближают грядущий конец света. Вот что это значит для стратегии — и для попыток их остановить.






Что такое Исламское государство?

О

ткуда оно взялось и чего хочет? Западные лидеры пока не нашли внятного ответа на эти обманчиво простые вопросы. В декабре в New York Times появились конфиденциальные комментарии генерал-майора Майкла К. Нагата, начальника Управления войск спецназначения по Ближнему Востоку. Нагата признаётся, что он только начал разбираться в причинах успеха ИГ. «Мы не то что не убили идею, — говорит он, — мы её пока даже не поняли». В прошлом году президент Обама называл Исламское государство то «не исламским», то «юниорами Аль-Каиды» — взгляд, который показывает, как мало понятно про ИГ, и который, может быть, уже стал причиной серьёзных стратегических ошибок.

Бойцы ИГ захватили Мосул (Ирак) в прошлом июне, и уже контролируют территорию, сравнимую по площади с Великобританией. Абу-Бакр Аль-Багдади управлял ИГ с мая 2010 года, но до прошлого лета его лицо можно было увидеть только на мутной тюремной фотографии, сделанной в лагере Букка в разгар оккупации Ирака. 5 июля прошлого года он поднялся на кафедру Великой Мечети аль-Нури в Мосуле, чтобы произнести проповедь в честь Рамадана — как первый халиф за сотню лет. Мутную фотографию он сменил на видео высокой чёткости, а положение загнанного в подполье партизанского командира — на роль предводителя всех мусульман. В ответ со всего мира хлынул поток джихадистов невиданной до сих пор силы и скорости, и он пока ещё не иссяк.

Наше невежество легко объяснить. ИГ — потаённое царство; оттуда мало кто возвращается. Багдади говорил перед камерами всего один раз, но его обращение вместе с другими пропагандистскими видео и энцикликами лежит в сети, и сторонники халифата потрудились сделать их как можно заметнее. Можно утверждать, что их государство отвергает мир как принцип; что оно требует геноцида; что его религиозная доктрина не даст ему измениться, хотя бы даже и ради выживания; и что оно считает себя провозвестником — и главным действующим лицом — скорого апокалипсиса.




Collapse )

kluven

Линия фронта гражданской войны уже сложилась

Originally posted by miguel_kud at Рубрика «год назад»: становление линии фронта


В отсутствие явных поворотных событий, пока всё катится по ранее заданной колее, открылась возможность вспомнить, что происходило год назад, и проанализировать тогдашние изменения в восприятии происходящего. В отличие от предыдущей записи рубрики, на этот раз я попробую разобрать не одно событие, а промежуток с середины мая по середину июля 2014 г. и вспомнить, какими процессами в идейной сфере он сопровождался и как интерпретировался в этом блоге. Порядок рассмотрения будет такой: 1) Как на происходящее реагировал я сам; 2) Как это представляла эрэфянская пропаганда; 3) Какое ключевое изменение в конфликте произошло за этот период.


1. Самоистория

На фоне нарастающего ужаса войны на Донбассе и сворачивания протестов на оккупированной территории, у наблюдавших за кризисом патриотов зрело понимание глубины происходившего предательства, стоящих за ним обстоятельств и тяжести его последствий. Эволюция хорошо заметна по тогдашним записям этого журнала.

Сначала казалось, что власти РФ, конечно, проявили малодушие, но полностью на сторону врага не перебегут, а, значит, Новороссия ещё сможет, с помощью народа РФ, справиться в борьбе за отделение от Украины. Поэтому, не беря на себя смелость рассуждать о военно-политической стратегии предстоящей тяжёлой войны, я пробовал фантазировать, какие экономические проблемы придётся решать в первую очередь при создании нового государства (начиная с создания своей банковской системы).

Очень быстро выяснилось, никто ничего такого делать не собирается – создание государства намеренно торпедировалось. Да и сами предложения были чудовищно наивны, например, опирались на гипотезу, что российские власти подключат Донбасс к рублёвой системе или помогут создать свою валюту и открыть корсчета. Всего через неделю с небольшим пришлось признать, что все технократические построения полностью потеряли актуальность.

Так завершился разворот блога от редких записей, «дополнявших» симфонию происходящего отдельными разъяснениями частных вопросов, к стратегическому анализу политики, проводимой российским государством, и возможных альтернатив. В этот же период я начал резко сокращать комментирование в чужих блогах и больше работать «у себя».

И к началу июня была подготовлена фундаментальная работа «Жираф большой – ему видней?» (I, II) – первая попытка разобрать стратегию кремлёвских властей в украинском конфликте. Попытка оказалась безуспешной в той части, что выявить оную стратегию не удалось. Анализ довольно убедительно показывал её отсутствие, подводя к выводу о недостатке рационального и осмысленного (внутренне непротиворечивого) целеполагания принимающей решения части элиты РФ. Бессистемные ситуативные шарахания под давлением первой пришедшей в голову мысли без малейшего просчёта последствий и комплексного разбора ситуации, подобные дрыганьям гальванизированной лягушки под действием тока, – вот что мы увидели вместо внятного государственного поведения.

Возможно, не все поймут значение этого поворота в осознании происходящего, потому что не помнят, как воспринималась верхушка РФ даже среди оппозиционно настроенных патриотов. В самом худшем случае её считали циничной бандой, преследующей корыстные цели и плюющей на народ, но при этом вполне умелую и способную рационально обеспечить собственное выживание в качестве суперэлиты «своей страны». Из этого представления следовало, что банда обеспечит на должном уровне физическую неприкосновенность доставшегося ей государства и будет реагировать на угрозы, представляющие смертельную опасность в течение ближайших лет, на которые банда рассчитывает своё физическое существование.

В ту же дуду играла ироничная характеристика президента РФ как «Темнейшего»: использование прилагательного в превосходной степени не означало, что за носителем характеристики кроется что-то «разумное, доброе, вечное», но, как минимум, «могущественное, властное, превосходящее рядовой уровень».

Все охранительские интерпретации бездеятельного ступора кремлёвской власти опирались именно на это представление о сильном разуме наверху пирамиды, составляющем «хитрый план», который неизбежно приведёт к победному для элиты РФ результату, а значит, и позволит сохранить страну – их источник кормления.



Но вот прошёл месяц-другой, и из-под тщательно наложенной маски зловещего, но гениального профессора Мориарти, плетущего коварные интриги и цинично переступающего через трупы, проступил лик нашкодившей полоумной крысы, запоздало осознавшей содеянное и обосравшейся в страхе перед наказанием, пытающейся сделать «как было» и больше угодить хозяевам, но в итоге только усугубляющей свою вину и превращающей в загаженную руину всё, что её окружает.

Самое первое наказание за отсутствие рефлексии над кремлёвской политикой поступило почти сразу же. Напомню одно из заключений той работы:

«Новороссии нельзя участвовать в сложных комбинациях, затеянных российской властью, потому как последняя заведомо неспособна в таких комбинациях победить, даже когда захочет. Нельзя соглашаться ни на какие компромиссы, навязываемые Москвой, когда та возьмёт новороссийских представителей на многосторонние переговоры. Российская власть – ни разу не авторитет ни в международной политике, ни в дипломатии, ни в геополитическом соперничестве. Так, обычные люди, добравшиеся до кремлёвских покоев. Следуя их советам и указаниям, можно только проиграть».

Если убрать лишний политес, то речь идёт о том, что в РФ правит режим конченных ублюдков, и из этого надо делать выводы о его возможностях и политическом будущем. Кто знает, может, и удалось бы избежать минского сговора, созрей тогда в Донбассе такое понимание!

До сих пор не все дозрели до полного понимания и тем более не сделали выводы. Многие до сих пор рассуждают в стиле «ну, не могут же элита и руководитель допустить уничтожения страны, с существованием которой связано их собственное физическое существование и благополучие».

Рассуждение в корне ошибочное, поскольку предполагает наличие «наверху» рациональности, способности просчитывать будущее, умения учиться на очевидных ошибках и воспринимать поступающие факты. Однако всего этого-то как раз и нет! «Наверху» – не просто аморальные и недалёкие типы, а лица с совершенно альтернативной когнитивной структурой. Они не способны даже понять, о каких угрозах для России и русских, для устойчивости государства мы тут между собой толкуем. Начиная с лица, изображающего президента РФ, и кончая последним представителем его свиты.

Столь же иррациональны, не способны просчитать собственное будущее и наблюдать за происходящими событиями активные рядовые эрэфяне со сворой пропагандистов, поддерживающие происходящее безумие. Поэтому сказки о том, как они одумаются в один прекрасный день под давлением обстоятельств, – прямой обман. Это, как ожидать от колонии глистов доказательства теоремы Ферма.




В целом, «Жираф» не утратил актуальности, так что я готов подписаться под текстом и сейчас, разве что, утратил новизну: теперь всем разумным людям понятен уровень стратегического планирования в Кремле. (Кстати, реакция кремлёвской пропаганды на «Жирафа» последовала довольно скоро – в виде невыносимо паскудного и тупого пасквиля Юрия Баранчика, разобранного здесь.) Ну да, я был слишком оптимистичен в словах «выйти за пределы Донбасса обескровленное восстание не сможет»: на самом-то деле, окрепшая Украина вполне может его и добить, если не будет «военторга». Может быть, ошибся, что Крым не был сознательной наживкой, «кувейтской ловушкой». До сих пор открыт вопрос по «казусу Парасюка» (запланированности его выступления на Майдане западными стратегами), но в любом случае эта выходка была непросчитываема со стороны Кремля. А значит, верен и вывод о том, что провоцирование государственным переворотом Русской Весны едва ли входило в кремлёвские планы.

Ну и читая свой старый текст, не без удивления обнаружил среди комментариев собственные слова от 7 июня 2014 года, что в случае, если ополчение начнёт «брыкаться» против политики Путина (например, взорвёт Священную Трубу), то кремлины «могут и просто киллеров послать, чтобы уничтожить весь актив Новороссии». Прогноз начал выполняться ещё через полгода, причём безо всякого неподчинения ополчения и попыток уничтожения инфраструктуры. Просто по внутренней природе кремлинов.

Чуть позже, по мере лучшего понимания этой природы, был сформулирован важный тезис, что пресловутое противостояние башен Кремля – это не столько противостояние (патриотической) «Партии войны» и (предательской) «Партии мира», сколько противостояние предательской «Партии быстрого слива (ПБС)» и предательской же «Партии медленного слива (ПМС)», имеющих свои информационные авангарды в СМИ и блогосфере. Не помню уже, кто из читателей задал в начале июля (кажется) простой вопрос, существует ли в Кремле «Партия войны», которую я упоминал, вообще, но за вопрос я премного благодарен, поскольку он ускорил созревание правильного ответа. Кроме того, другой прозорливый читатель заметил наличие, наряду с ПБС и ПМС, ещё и ПТС – Партии тонкого слива, составленной из системных националистов, умеренно радикальных публицистов и патриотической оппозиции. Её состав прояснился в течение последовавшего года.

Были и откровенные хохмы, причудой судьбы ставшие сбывшимися прогнозами, например, перепечатка предложения расширить лексикон МИДа, который только и умел, что выражать озабоченности (21 июня). Через десять месяцев МИД РФ заявил, что готов разнообразить свой лексикон и послушать предложения граждан. Думается, если бы мидаки читали этот блог, им не пришлось бы просить помощи слушателей по давно решённому вопросу. Впрочем, отечественных традиций внешней политики мы коснёмся в следующем обзоре рубрики.


2. Эрэфянская пропаганда мая-июля

Как тогда вели себя пропагандоны обеих партий слива?

Прежде всего, конец весны и лето прошлого года – это ключевой период, когда для реализации сливного плана нужно было создать иллюзию наличия успешного ХПП, к чему были подключены все рупоры самых разных мастей и уровней. Массовое понимание факта предательства и возмущение от него тогда могли бы повлиять на процесс, поэтому и мощь пропаганды была колоссальной. Чтобы накрыть максимально широкую аудиторию, пропаганда разветвилась на несколько конкурирующих направлений, практически на любой вкус эрэфянского потребителя. В юмористической форме шлавные штампы пропагандистов были обобщены ещё в начале июня :




Мы же классифицируем направления пропаганды с позиций прошедшего времени.

Первое направление, представленное Армией Красного Дивана, состояло в бесконечном запускании безумных фейков о скором распространении восстания на всю Украину вплоть до Закарпатья, переходе ВСН в наступление до самого Киева, крахе Украины и украинской идеи из-за экономических проблем и растущей преступности и т.д. Естественно, вся эта ложь запускалась параллельно подавлению сопротивления на оккупированной территории, военному усилению Украины, укреплению контроля Киева над вооружёнными формированиями, массированной помощи Кремля украинской экономике. Авторитет своим псевдопрогнозам АКД раздувала с помощью высосанных из пальца псевдоинсайдов, создавала впечатление о своих тесных связях с ополчением и представителями госаппарата Украины, чуть ли не представляясь интеллектуальным штабом сопротивления. По всем признакам, как и положено ласковому телёнку, кто-то в группе работал не только на Кремль, но и на путинского кума Медведчука, с которым (см. ниже) была связана первая попытка слива Новороссии. Не случайно мой нелицеприятный отзыв об этом деятеле и связанными с ним инициативах был затёрт фельдмаршалом АКД почти моментально.

С немного смещёнными акцентами (опираясь не на псевдоинсайды, а на псевдоаналитику), но в том же духе, вещали очень многие СМИ и авторы в них, в частности, быстро попавший «под колпак» сайт «Русская Весна» и другие. Наиболее заметным представителем этого направления стала элитная украинская политпроститутка Ростислав Ищенко, обещавшая, что за 10-15 дней с начала наступления ВСН дойдут до Днепра и освободят Одессу (позже это преобразилось в тезис «К осени ополчение выйдет к берегам Днепра», затем последовали новые превращения). Мне тогда даже пришлось заметить, что Ищенко отстаёт от последних кремлёвских веяний и не успевает переобуться. В эту же когорту пропагандистов вошёл, по заданию редакции, небезызвестный корреспондент Стешин, который за две недели до оставления Славянска делился примерно такими откровениями:



Второе направление пропаганды было уже направлено на погрязжего в бытовых трудностях обывателя РФ, не желающего новых проблем. Главная идея состояла в том, что Новороссия, конечно, сражается за правое дело, но пусть делает это самостоятельно. Шахтёры должны подняться с диванов и остановить танки голвыми руками, а русские мальчики не должны умирать за хохлов. Военные представления, развитые в этом направлении пропаганды, были затем мною разобраны в работе «Битва на Калке». Одиозным представителем этой точки зрения стал пресловутый «генерал» ДНР Петровский, который сначала обвинял дончан, что те не взяли с охотничьими ружьями и вилами оружейные склады в Артёмовске, а потом, как ни в чём не бывало, рассказывал на примере Соледара, насколько это была сложная задача для его вооружённой группы. При этом сам Петровский – всё равно хороший танцор, ему взять склады в Соледаре помешал только выход из Славянска.

Третье направление пропаганды было представлено Кургиняном и его Армией Зелёного Дивана. Оно заключалось в том, что руководство РФ всё делает правильно и вело к победе Новороссии, но из-за вредительства всяких там стрелковых и националистов, воюющих там не по инструкциям и сдавшим Славянск, победа сорвалась.

Четвёртое направление состояло в запугивании обывателя тяжелейшими последствиями, к которым якобы приведёт активное вовлечение РФ в конфликт. Был вброшен абсурдный тезис (Стариковым и др.), будто враги только и хотят, чтобы Россия ввела войска на Украину и получила новый Афганистан (варианты: Третью мировую войну и т.д.).

Наконец, пятое направление – это теория о глобальной геополитической игре, в которой Украина является только одним из полей битвы, при этом активное вовлечение России в конфликт на Украине помешает ей победить на других полях и обернётся стратегическим поражением. Выдвигались лозунги типа «нам не нужна только Новороссия, нужна вся Украина», затем «нам не нужна Украина, нужна вся Европа» (варианты: победа в глобальном противостоянии с США, авторитет во всём мире), объяснялись хитроумные комбинации, согласно которым, благодаря массовым убийствам русских на Донбассе, Россия завоёвывает авторитет в странах БРИКС и сочувствие на Западе, получает союзников в Третьем мире и разваливает единство НАТО и ЕС. Небрезгливые читатели могут лучше узнать, о чём речь, по этой записи какого-то суперконцентрированного эрэфянина от 18 июня 2014 г. Составленная им текстовая квинтэссенция запредельной тупости, бескультурья, дебилизма и бессердечия, замешанная на обсцентной лексике, стала подлинным бенефисом недоумка и собрала под полторы тысячи комментариев на 23 страницах, вынеся автора в топы ЖЖ и сделав одним из ведущих «экспертов» по теме Новороссии. Оно и заслуженно: настолько стопроцентно облажаться абсолютно во всех тезисах надо уметь.




Главными результатами деятельности эрэфянской пропаганды в июне стали:

  • перевод дискуссии из обсуждения реальных фактов в обсуждение умозрительных конструкций, абсолютно оторванных от реальности, а то и заведомо абсурдных, но трудно опровержимых, поэтому легко уводящих фокус внимания аудитории. Вследствие этого, патриоты вместо того, чтобы сосредоточиться на выработке стратегии и форм давления на вертикаль, были и остаются вынуждены тратить львиную долю своих усилий на разоблачение очередных бредовых вариантов ХПП и их распространителей;

  • создание информационной завесы для первой попытки слива, которая прошла совершенно незамеченной и, если бы не внезапный выход Стрелкова из Славянска, воплотилась бы в жизнь не менее неожиданно и эффективно, чем появление «зелёных человечков» в Крыму. Ни встреча в Нормандии, ни последующее создание Трёхсторонней контактной группы, ни её выездное заседание в Донецке тогда ещё с Бородаем и Медведчуком не вызвали такого пристального внимания патриотической общественности, как последующие раунды минского сговора и его губительного воплощения. Операция «Дезориентация» прошла на ура. Очень немногим наблюдателям удалось разглядеть подлинные признаки слива среди потока победных реляций по чепуховым поводам, от поставки ополчению очередной ржавой пушки с эрефянских складов («ВСУ каюк!»), до появления очередной случайной публикации в третьестепенном западном издании сочувствующих Донбассу статей («Европа на нашей стороне!») или очередного проявления внутрихунтовских разборок, как то фейковая отставка Яценюка в конце июля («хунта на грани краха!»).


Но успешное замыливание глаз во время первой попытки слива сыграло с пропагандистской камарильей злую шутку в условиях, когда эта попытка провалилась. Если на первом этапе «вся пиарастная конница и вся блогосферная рать» слаженно работали в одном направлении, дружно доказывая, что чёрное это белое, и предоставляя в подтверждение этого ссылки на тексты друг друга (не могут же такие уважаемые люди, которые никогда не ошибаются, разом помутиться сознанием!), то срыв слива повлёк разделение этой рати на тех, кто оправдывал слив и клеймил мешавших ему фигур, и тех, кто в силу своей направленности на окучивание патриотического сегмента общественности не мог оправдывать слив напрямую и должен был оппонировать первым, вынужденно поддерживая авторитетных лидеров ополчения. Спор пропагандонских команд, быстро переросший в полноценную информационную войну, с одной стороны, вынес на поверхность ряд неизвестных широкой публике фактов, проливающих свет на истинную подноготную некоторых ветеранов пропагандистких боёв и позволяющих оценить изрекаемые ими аргументы под углом выполнения поставленных политических задач, но с другой стороны, он стал ещё одним фактором дезориентации общественности.

Оппонирующие сливной команде и на словах поддерживающие Стрелкова штатные шавки идентифицировались в патриотической системе координат свой/чужой как свои. Их авторитет повышался, аудитория росла, а вместе с этим росли и возможности для пропаганды слива, только уже более изощрёнными, непрямыми методами. Прославляя военные успехи ополчения (на самом деле, мизерные и быстро сменившиеся неудачами вплоть до критического положения в начале августа), они лили бальзам на душу сочувствующих делу Новороссии русских и доказывали, что ополчение вполне может справиться самостоятельно. Впрочем, тут мы сильно забегаем вперёд, ибо информационная картина второй половины лета и сентября 2014 г. подлежит отдельному разбору.


3. Противостояние на Украине и в РФ

Главным же изменением в «реальном» мире за рассматриваемый период стало, на мой взгляд, оформление линии фронта – событие, направившее дальнейший ход вещей по самому трагическому пути. Война на Донбассе превратилась из сочетания гражданского противостояния и партизанщины в противостояние сражающихся армий с чётко очерченной линией фронта и зачищенными тылами, которая разделила бывшую Украину на столь несопоставимые по ресурсам куски, что не оставила восстанию шансов на самостоятельную победу. Конечно, стихийный выбор этого самоубийственного формата восстания был во многом вынужденным, потому что попытка быстрого расширения за пределы Донбасса была намного более сложной задачей, к которой восстание (лица, принимающие решения, и исполнители приказов) было морально неготово.

Однако тут надо учесть, что сползание восстания к более простой задаче защиты компактной территории означало и более простую задачу для противника – не тушить новые непредсказуемые очаги по всему Юго-востоку, а изолировать эту компактную территорию, зачистить тылы и затем перейти в наступление. И упрощение задачи для Украины дало ей больше преимуществ, чем дало «пряников» Новороссии краткосрочное упрощение задачи для восстания. К сожалению, при анализе войны на Донбассе эта методологическая ошибка (отказ от одновременной оценки трудностей и прогресса не только у себя, но и у противника) проявляется повсеместно. Например, нам прожужжали уши военным усилением ВСН с сентября 2014 г., игнорируя не меньший прогресс ВСУ за это же время.

Кроме того, в выборе стратегии восстания сказалась инерция первоначального целеполагания – обеспечения референдума хотя бы на территории Донбасса, что автоматически повлекло ошибочную цель «обороны Донбасса». Когда выяснилось, что никто не собирается признавать референдум, было во многом поздно, а поставить более адекватные задачи было некому.

В итоге сосредоточения восстания в двух областях Путина всё меньше упрекают в сливе Юго-востока Украины, потому что страдания Донбасса заслонили ужасы украинской оккупации большой Новороссии. Но потери русского народа намного больше, чем число погибших на Донбассе, – это, как минимум, 20 миллионов жителей Новороссии, которых теперь беспрепятственно и небезуспешно превращают в украинцев! Характерно, что стараниями пропагандистов и невольными усилиями тех, кто с ними спорил, чтобы опровергнуть тезисы пропагандистов в рамках сформулированной ими же повестки, стало использование самого по себе существования под постоянными обстрелами ОРДиЛОсОСов как будто бы доказательства «неслива» – обещанная поначалу победа по всей Украине или Новороссии даже не обсуждается.

Однако линия фронта оформилась не только на Украине, но и в РФ, хотя и в другом смысле. Именно в конце весны – начале лета прошлого года чётко определились стороны будущей гражданской войн в России – русские и эрэфяне. Русские, которые прониклись болью части русского народа, оказавшейся за искусственной границей, и либо непосредственно стали помогать Донбассу, либо требовали от государства организовать спасение Новороссии, и, с другой стороны, эрэфяне, которые предпочли закрыться в уютном мирке и массово оправдывали кремлёвское предательство. Именно в этот период я прекратил все попытки переубедить эрэфян: конфликт перешёл на экзистенциальный уровень, при котором уже не спорят.

К середине июля раскрылись практически все эрэфяне, до того прикидывавшиеся патриотами: и поголовно правящая верхушка с присными депутатами и чиновниками, и пропагандистский аппарат, и желающее стабильности большинство «среднего класса» и москвичей, и даже значительная часть неофитов-крымчан. Сполна раскрылись не только кургиняны и стариковы, вкупе с пузатыми украинскими беглецами зловещего лета, но и моральный урод Стешин, с тупой прибауткой «Игорь Иванович грустит» выдававший мольбы о помощи из Славянска за дезинформацию, и разложившийся крымский ублюдок Аксёнов, призывавший к восстанию в Новороссии и впереди других побежавший предавать русских, чтобы выслужиться перед новым хозяином.

После прошлогоднего июля новые случаи саморазоблачения были единичны – несколько публицистов и блоггеров, внезапно перешедших от радикализма к «объективной подаче информации» и обмусоливанию второстепенных тем, да дээнэровский генерал Петровский, считающий своим долгом максимально обгадить дончан всякий раз, как садится за клавиатуру. Впрочем, последнего можно понять: действующая служба – она такая. По всем признакам, и в Славянск его прислали в качестве смотрящего за Стрелковым, чтобы восстание не вздумало отказаться от навязанного Кремлём сценария. Сам он бахвалился весной-летом, что вот-вот, со дня на день, возьмёт Краматорский и Донецкий аэропорты, и продолжил неуклюже хорохориться в самые тяжёлые дни августовской битвы, когда только приход российских войск спас восстание от разгрома. И своей главной задачей он видел недопущение прихода Стрелкова в Донецк и поэтому до сих пор всячески клеймит это единственно верное, хоть и фатально запоздалое решение. Не исключено, что и бесконечное совершенствование планов захвата складов в Солидаре и Артёмовске до тех пор, пока тема не потеряла актуальность, тоже входило в его круг задач. Когда горе-генерал перестал быть нужным, его сняли до следующего использования.

Правда, так же, как и в вопросе о возможности воззвать к разуму правящей верхушки Эрэфии, в теме предстоящего внутреннего конфликта с эрэфянами многие патриоты предпочитают прятать голову в песок и кормить себя сказками.

Главная из этих сказок банальна до невозможности. Она состоит в том, что, поскольку внешний враг де-факто начал против России войну, то не время для глобальных внутренних разборок, разве что, надо «почистить» команду наверху и сплотиться ради победы. Нет ничего более далёкого от понимания происходящего! События последнего года показали, что никакое сопротивление России враждебным действиям извне невозможно до тех пор, пока в ней правят бал эрэфяне – сложившаяся политическая нация дегенератов-потребленцев, готовая продать родных братьев ради сиюминутного бытового благополучия. Ну хорошо, послушали мы патриотов-охранителей, причём не раз, что не время для гражданского конфликта, надо сосредоточиться против США или, допустим, Украины. Надо-то оно надо, но никакого сосредоточения не происходит и не произойдёт, потому что эрэфяне торпедируют любую мобилизацию и не позволяют России воевать! В итоге страна терпит очередное сокрушительное поражение, но вместо того, чтобы побыстрее разобраться с виновниками и обезопасить страну от повторения, русским снова навязывают необходимость сплотиться с эрэфянами!



Этот дурной цикл будет бесконечен, пока страна не выйдет из заведомо ложной парадигмы о том, что внешний враг опаснее внутреннего. В данном случае – не опасней. С нерусью можно ужиться, разграничив территорию и обозначив свою силу, позволяющую защищать родную землю, а с вырусью – никак, потому что вырусь живёт тут же и, отравляя всё вокруг, лишает русский народ силы и любой возможности обороняться.

Борьба с внешним врагом, решение украинской проблемы и невозможны без уничтожения врага внутреннего, и потому второстепенны по сравнению с этой задачей.

В качестве иллюстрации к приоритетной необходимости борьбы с внутренним врагом (и того, как это отражалось в блоге) можно привести прошлогоднюю выходку Кургиняна, приехавшего в Донецк. На следующий же день после его выходки я указал на то, что в интересах Новороссии было бы немедленно казнить этого врага, пока он находится в ДНР, поскольку, если спустить с рук враждебным пропагандонам эту выходку, дальше будет хуже. И хотя тогда подавляющее большинство читателей со мной не согласились, я и сейчас жалею, что ни с Кургиняном, ни с засевшими в Донецке предателями тогда так и не разобрались. В итоге временные преимущества от отсутствия открытых внутренних конфликтов были перекрыты последовавшим ущербом.

* * *

Итак, главный и приоритетный враг России и русских – внутренний: не нерусь, а вырусь. Пока эрэфянство не будет уничтожено, возрождения России не будет. Линия фронта гражданской войны уже сложилась, и отрицать этот факт значит обрекать страну на поражение.
kluven

Анализ общих перспектив предстоящего контрнаступления украинской армии в Новороссии

Originally posted by colonelcassad at Анализ общих перспектив предстоящего контрнаступления украинской армии в Новороссии



Хороший материал посвященный анализу оперативных и стратегических перспектив развития боевых действий на Донбассе. Все довольно подробно и предметно.

Анализ общих перспектив предстоящего контрнаступления украинской армии в НовороссииCollapse )
kluven

этнографические этюды


Туземный человечек задаётся вопросом относительно странных, непонятных заморских буржуинов:
Я не так давно размышлял - а зачем Вашобкому в его цээрушной ипостаси выторговывать, обменивать [...] каких-то там сутягиных [...] Зачем специфическое пеар-сопровождение про невинность сутягиных? Ведь сутягины теперь не представляют собой никакого интереса для американской разведки. Но почему же их выторговывают?

Здесь интересно не только то, что человеку непонятно, но и как он пытается понять на свой манер, исходя из того "что бы я на месте американцев делал":
главное - предатель в России должен чувствовать себя безнаказанным как минимум в долгосрочной перспективе... Агент должен чувствовать себя безнаказанным - это такой общий закон... Потому, что агент без чувства безнаказанности стоит дороже и работает с оглядкой.

Умилительное недоумение дикаря-Пятницы: "Как это можно не есть человечину? Она же такая сладкая!"

Ну да не беда, патентованная методика воспитания дикарей ещё когда описана:
Я приказал Пятнице собрать все черепа, кости и куски мяса, свалить их в кучу, развести костер и сжечь. Я заметил, что моему слуге очень хотелось полакомиться человеческим мясом и что его каннибальские инстинкты очень сильны. Но я выказал такое негодование при одной мысли об этом, что он не посмел дать им волю. Всеми средствами я постарался дать понять ему, что убью его, если он ослушается меня.

Дня через два или три после того, как я привел Пятницу в мою крепость, мне пришло в голову, что если я хочу отучить его от ужасной привычки есть человеческое мясо, то надо отбить у него вкус к этому блюду и приучить к другой пище. Collapse )
kluven

(no subject)

ВРАГ, С КОТОРОГО СОРВАНА МАСКА

«Правда» 14 июля 1936 г. (стр. 3)

В комиссии Академии наук по делу господина Лузина


Схваченный с поличным, до конца разоблаченный стоял Лузин перед комиссией, которую образовала Академия наук, чтобы подробно разобрать все предъявленные ему на страницах «Правды» обвинения. В трех заседаниях под председательством академика Г. М. Кржижановского принимали участие виднейшие ученые советской страны — академики И. М. Виноградов, А. Н. Бах, О. Ю. Шмидт, Н. П. Горбунов, А. Е. Ферсман, известные профессора математики Хинчин, Александров, Колмогоров, Соболев, Гельфонд, Сегал, Шнирельман.

В этой комиссии Лузин встретился и со своими бывшими учениками. Тщетно обращался он к ним за содействием. Они полностью подтвердили обвинение в том, что академик обкрадывал своих учеников. Он приписывал себе научные открытия талантливых молодых ученых Новикова, покойного Суслина, Лаврентьева. Он делал это систематически, тонко и обдуманно. Он цитировал в своих работах отдельные математические теоремы, но не цитировал тех мест, где молодые ученые являются основателями новой теории. Профессор Александров разоблачает механику вымогательства у молодых ученых писем, в которых сообщалось, что часть открытий в их работах принадлежит Лузину. Это была ложь, на которую ученики шли под давлением «учителя».

Академик Лузин сначала пытался отвергнуть обвинение в обкрадывании учеников. Припертый к стене, был вынужден признать его, но просил слово «плагиат» заменить словом «перенос». Нет, он не похищал не принадлежащие ему идеи, — он только «переносил» их в свои книги, не обозначая авторов.

Его боялись — и не без основания. Он умел мстить непокорным и тем, кто освобождался от его влияния. Так, старался он сжить со света талантливого Суслина: преследовал его, довел до отчаяния, до смерти.

И это сначала отрицал академик Лузин. Припертый к стене фактами, приводимыми его учениками — профессорами Александровым и Хинчиным, он признал свою вину.

Да, смерть Суслина тяжелым бременем лежит на его научном сознании, но он просит поверить, что не стремился сознательно к «катастрофе».

Полностью подтверждается, что Лузин раздавал хвалебные отзывы людям, которые были заведомыми невеждами, «труды» которых вызывали смех и негодование в научной среде. Эту часть его бесславной деятельности разоблачают профессора Люстерник, Александров, Хинчин, Колмогоров. Collapse )

Объяснения Лузина вызывают возмущение и смех в комиссии.

Академик Лузин не отрицает, что серьезные теоретические труды он систематически печатал за границей, а в Советском Союзе публиковал то, что сам называл «белибердой» и «пустяками». Было это? Лузин не отрицает: было. Но и тут он дает такое объяснение, которое заставляет председателя комиссии напомнить Лузину, что он находится перед серьезными людьми. Лузин пытается провести какую-то грань между «теоретическими» и «прикладными» науками. Так как в СССР идет строительство, поясняет, прикидываясь простачком, Лузин, то он считал уместным в советских изданиях печатать только труды прикладного характера. Тем более, что его теоретические работы подвергались критике на страницах советских журналов. И он, «считаясь» с критикой, отсылал теоретические труды за границу, дабы не «вредить» своими ошибками советским ученым. Таков смысл позорного изворачивания Лузина при ответе на тяжелое обвинение. А по сути дела он подтверждает свое антисоветское, презрительное к отечественной науке отношение.

И наряду с этим холопски заискивающее, низкопоклонническое отношение к громким именам буржуазных ученых. Collapse )

И это признал Лузин в комиссии. Он и здесь пытался прикинуться жалким простачком, этаким политическим недорослем, который совсем и не понимает, что это такое: политическое достоинство.

Лузин, примыкавший к правой, черносотенной группе профессоров в дореволюционное время, остался правым и после революции.

В 1930 г., во время процесса «Промпартии», физики и математики Москвы подписали обращение к ученым за рубежом с призывом поднять протест против интервенционистских намерений по отношению к СССР некоторых иностранных держав. На этом обращении не было подписи академика Лузина. Его позорное недвусмысленное поведение в то время, его жалкие и нечестные увертки сейчас ссылками на болезнь, политическую неграмотность, незнание политической обстановки и прочее, разоблачают профессора Люстерник, Хинчин, Соболев и другие. Реакционный съезд за границей избрал его членом президиума, и Лузин дал на это свое согласие.

Теперь в комиссии Лузин рассказывает, что впоследствии его охватил «ужас». Он понял, что участвует в антисоветской манифестации. Его спросили: «Почему же вы не вычеркнули своего имени?» Лузин ответил, что он «боялся», но не пояснил, кого. Антисоветский характер в 1930 г. имел уход Лузина из университета, когда были разоблачены вредители. Сейчас Лузин признает, что это была его «огромная политическая ошибка».

Из всех огромных, больших и малых «ошибок» складывается определенная линия, которую с большой настойчивостью, ловко маскируясь, вел все время академик Лузин, — линия классового врага. Теперь эта линия вскрыта. Маска сорвана. Лузин делает последнюю попытку вывернуться. Он рассчитывает на мягкотелость научной среды, на ее готовность простить человека, который притворно кается, бьет себя, как заправский комедиант, в грудь.

Он признает теперь все факты, но он не хочет признать себя врагом. Он соглашается с тем, что его действия и отзывы были вредны, что его деятельность была «объективно» вредительской. Но он просит поверить ему на слово, что не было сознательного, «планового», как он говорит, вредительства в его научной работе. Он разыгрывает теперь политического младенца, ужасно отсталого человека, этакого книжного затворника. Клянясь каждую минуту в своей «абсолютной искренности», уверял, что теперь-то он говорит уже только сущую правду, он все время вьется ужом, называет себя трусом, сваливает вину с себя на других и внушает гадливость всеми своими повадками. Очевидно, в порядке именно этой «абсолютной искренности» академик Лузин упорно скрывает свои антиобщественные разговоры, свои доверительные контрреволюционные признания дружкам, свои антисоветские дела. И в этом молчании — главное доказательство того, что разоблаченный враг в советской маске не разоружился.
kluven

(no subject)

Дм. Родин цитирует:

    Патриарх заявил о недопустимости навязывания школьникам теории происхождения человека от обезьяны. "Если кто хочет считать, что произошёл от обезьяны, пусть так и считает, но не навязывает это другим", - сказал Алексий II.

    Сегодня же он высказался за создание института капелланов.

и прибавляет:

А вот ещё сайт Правая.Ру некогда давал рецензию на "чудесный" учебник по общей биологии для 10-11 классов:

    С другой стороны, исследования показывают, что, по всей видимости, весь мир был сотворен ровно таким, каким мы его видим — то есть не было этапа в развития в миллионы лет. Вся живность, в том числе и человек, были сотворены уже во взрослом возрасте. То есть, проблемы курицы и яйца в этом контексте не существует — первой была курица, и уже потом пошли яйца. Более подробный анализ последних вопросов можно найти в изданной ранее другой книге Сергея Вертьянова – «Происхождение жизни факты, гипотезы, доказательства».

Интересно, по этому учебнику уже где-то ведут обучение? Энергичными усилиями этих атомно-православных деятелей российских граждан активно погружают в пучину настоящего средневековья.

Замечу, что конфликт креационизма и эволюционизма вполне разрешим в диалектическом ключе – постулатом о том, что Творец создал эволюцию и даровал природе ее законы.

kluven

(no subject)

«За границей я испытал, с каким презрением все европейцы относятся к русскому, точно имя русского - позорное имя.»
(Каляев)

«Вешатели, кинжальщики и поджигатели становятся героями, коль скоро их гнусные поступки обращены против России. Защитники национальностей умолкают, коль скоро дело идет о защите русской народности. Все самобытно русское и славянское кажется Европе достойным презрения, и искоренение его составляет священнейшую обязанность и истинную задачу цивилизации. … Прочтите отзывы путешественников, пользующиеся очень большой популярностью за границей – вы увидите в них симпатию к самоедам, корякам, якутам, татарам, к кому угодно, только не к русскому народу... Русский в глазах их [европейцев] может претендовать на достоинство человека только тогда, когда потерял уже свой национальный облик.»
(Данилевский, “Россия и Европа”)