Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

kluven

Открываю PDF, читаю:

«Э.В. Ильенков любил выражение "дупа времени"».

Вчитываюсь: всё-таки лупа.

На мгновение, как за окном поезда, промелькнула богатая глубокими смыслами и бесконечно познаваемая философская концепция.
kluven

Кто-то из знакомых рассказывал,

как в возрасте пяти лет, в глухие сталинские времена, он однажды ехал с мамой в трамвае или автобусе по Москве.

– Мама, а почему улица называется улицей [допустим] Горького?
– Горький умер, и в честь него назвали улицу.

Трамвай поворачивает на улицу Коминтерна.
Детский голос, на весь трамвай:

– Мама, а Коминтерн тоже умер?

Мама (сдавленно): "– Тише! тише!!"

Так, говорил знакомый, ему и запомнилось мамино паническое "Тише! тише!!"
kluven

ОБ УНИЗИТЕЛЬНОСТИ И ЖИВОТНОСТИ ПОДСОВЕТСКОГО БЫТИЯ


Из записей Джен и Мартин Манхофов -- путешественников, объездивших в 1950-х гг. СССР и оставивших нам архив фотографий.

В Абакане путешественников больше всего поразила гостиница.

В туалетах все удобства сводились к дырке в деревянном полу. Описания Джен изобилуют эвфемизмами.

“Перед этими последними дверями приходилось зажимать нос. Я отказывалась дышать из чистого упрямства”, – пишет она. “Утром, когда уборщица наводила хоть какой-то порядок, было еще терпимо. Но к вечеру, учитывая, что туалетом пользовались не только постояльцы гостиницы, вокруг дыры было практически невозможно найти чистого места, чтобы поставить ногу”.

“Где бы ни останавливался поезд, мы видели движение человеческих масс. То же самое – в Абакане, где окончательно вышли из поезда, и здесь, в Ачинске снова все то же. Закутанные в лохмотья люди тащат на себе какие-то узлы больше них ростом. Узлы тоже увязаны в лохмотья, и порой трудно понять, где кончаются тюки и начинается человек.

Ничего сверх абсолютно необходимого попросту нет. Для большинства людей, которых мы встретили в этой поездке, главная проблема выживание. Нет даже проблесков цивилизации. Нет никакой гордости, люди ни к чему не стремятся… Люди жуют свою краюху и засыпают от усталости, пока ждут поезда. Все грязные, от всех воняет. Вода в дома не проведена, им трудно соблюдать элементарные правила гигиены”. [1]

https://www.currenttime.tv/a/manhoffarchive-on-the-road/28406248.html




Марина Влади с ужасом вспоминает, как ей пришлось по срочной нужде воспользоваться советскимм привокзальным сортиром:

«Мне становится так нехорошо, что я как безумная бросаюсь к двери с надписью "Ж". Но, едва переступив порог, я застываю на месте. Я вижу на цементном возвышении несколько женщин, спокойно присевших рядком. Они все поднимают на меня глаза. Я потрясена. И тут, видя мое смущение, из какой-то внутренней деликатности все поворачиваются спиной к единственной свободной дыре. Со слезами благодарности на глазах я выхожу, пошатываясь, из двери беленького строеньица, на всю жизнь запомнив эту картину…»
kluven

ЖИТЬ СТАЛО ВЕСЕЛЕЕ


1930

«... бытовое отражение этих успехов. Т.к. везде условия жизни и прокормления очень плохи (даже в Питере недавно только поставлена проблема «довести питание до уровня Москвы» — тонкая ирония!!), то Москва перенаселяется не по дням, а по часам. В ней уже считают 2 300 000 жит., а через два года ожидают 2 800 000. Жилищные условия в этом НАИБОЛЕЕ обслуживаемом центре все более портятся. Застроены все сараи, на старых крепких зданиях, уродуя их архитектуру, воздвигают новые этажи, иные церкви снабжают «этажами» и приспособляют под учреждения; водопровода не хватает, и он, и канализация постоянно «лопаются».

Обнищание, предвидимое на много лет, повело к расширению тротуаров за счет проездов, - конный транспорт почти уничтожился, автотранспорт приватный не развивается, толпа прет по улицам невероятная, - серая, грязная, грубая. Город весь разрыт, и, пользуясь дешевизной рабочих рук (за 1.20 — 1 р. 50 к., т. е. в сущности за 20-25 коп. можно иметь толпы неквалифицированных рабочих, а если им дать 1 1/2 ф. хлеба и какое-нибудь горячее хлебово, то можно даже кичиться социальной заботливостью), всюду делают хорошие мостовые (дело тормозится лишь нехваткой цемента, асфальта и мраморной пудры, и т.п.).

Товаров в лавках нет никаких. Похоже на 1919 г., но тогда по крайней мере «рассыпную Иру» продавали в изобилии, а сейчас - кризис с папиросами! Можно видеть длиннейшие очереди у будок и даже у продавцов-моссельпромщиков. Хозяйственная политика по отношению к табаководам (их всячески теснили налогами и хищническим приемом лучшего табаку по ценам второго и третьего сорта) принесла свои результаты: нет табаку, нет даже махорки. В провинции и на окраинах так уже давно, еще с прошлой осени, в Москве все это резко сказалось теперь.

Такой же кризис с мылом. Простое мыло исчезло давно, его малыми дозами дают по карточкам. Туалетное еще прошлым летом продавалось свободно. Среди зимы уже не отпускали дюжинами. Потом стали давать по куску, наконец - нет мыла вовсе.

Иллюстрация - разговор в трамвае, едущем на окраину. Пролетарий, при проезде трамвая мимо длинного хвоста за папиросами, замечает вслух: «до чего дожили, покурить нечего». Военный из современных, в форме, с кубиками, счел нужным вступиться: «Папиросы - неважно; табак ведь признан вредным, так что м. б. заминка с ним дело полезное, м. б., даже это делается сознательно, - многие курильщики отучатся от табаку за время отсутствия его». Пролетарий: «Ишь ты, а вот мыла нет, это тоже приучают, чтобы без мыла обходились»? Военный: «Ничего подобного, мыла сколько угодно; если где его не дают, это знак плохой работы кооперации». Пролетарий: «А по-твоему, Москва плохо кооперирована»? - «Нет, конечно, хорошо. И у нас, напр., в Замоскворечьи все есть, кооперация доставляет на дом все необходимое. Я сам вчера получил 5 кусков мыла на дом». — «Да если, ты говоришь, мыла много, на кой же ты его запасаешь-то»? Военный прекращает разговор и глядит в окно, а пролетарий торжествующе заканчивает известным русским рассказом о том, как цыган совсем было приучил лошадь не есть, да она только издохла...

Товаров нет, безразлично - привозных (их не ввозят из-за валюты) и отечественных (их, очевидно, делают слишком мало), несмотря на то, что цены выросли ужасающе и покупатели берут всякую дрянь, какая только появляется на рынке. Сейчас нет следующих товаров:

1) йода, хинина, глицерина, нафталина, аспирина;
2) мыла туалетного;
3) никакой мужской обуви, даже холщовой;
4) никаких подметок; ставить их берется только «кооп-ремонт», только по кооперативным книжкам и сроком через 4-6 недель (явная насмешка над людьми, у которых ДАВНО УЖЕ водится всего одна пара обуви).

Из СЪЕСТНОГО: нет СЫРА, КОЛБАСЫ, МУКИ, СМЕТАНЫ, ТВОРОГА7 и мн. др. Яйца стоят 1 р. 70 к. десяток; масло (хорошее) 4 р. 50 к. вологодское; яблок нет вовсе; апельсин стоит ОДИН 2 р. 50 к., лимон - 90 к.-1 р.

Это приводит к вопросу о падении рубля. О его твердости, об индексах цен никто давно не говорит даже в официальной печати. Примерно 1 р. равен 15 коп., но эта цена - условная. Особенно фантастично обстоит дело с одеждой. Бельевых тканей НИКАКИХ давно уже нет. Но изредка выдают по карточкам, только членам кооперативов, а иногда и ТОЛЬКО РАБОЧИМ по одной паре (sic!) кальсон.

С денными рубашками обстоит так: их вовсе нет, но ВДРУГ появляется партия, однако очень МАЛЕНЬКИХ, детских почти размеров. Объяснение: прежний заготовщик знал, что на сотню рубашек надо 5% малых, и 5% очень крупных, остальные - на разный средний рост. Теперь, в социалистич. соревновании, какая-нибудь Москшвея готовит 50% малого размера, заведомо ненужного для рынка, зато фабрика показывает, что она сделала 110 сорочек из материала, отпущенного на 100!!

Костюмы в продаже бывают по 29 руб. (это то, что прежде стоило, примерно, 3-4 р.), либо по 120 р. (соотв. прежнему рублей на 18-25). Брюк - не достать. Но есть по 69 р. за пару, примерно, прежние руб. в 7-8 из русского материала.

Финансовое ведомство прямо заявляет, что, ввиду изничтожения частной торговли и отсутствия этого источника доходов, приходится ввести «классовое» начало в торговлю кооперативную, т.е. отпускать иные товары по утроенной и упятеренной цене для «классового врага».

В магазине б. Елисеева картина сейчас такая: в отделе рыбном до недавнего времени торговали папиросами; теперь - пусто. В большом отделе фруктов - теперь «весенний базар цветов». В отделе кондитерском — детские игрушки и изредка немного сквернейших конфет. В парфюмерном — одеколон, но нет мыла. Торгует один винный, ибо в колбасном изредка жареная птица по 6 руб. за кило. И только в задней комнате торгуют по карточкам хлебом, сахаром, когда он есть.

Иностранцы (особенно посольские) заказывают по телефону, и им отпускают сыр, икру (она 26 р. за кило!!!), семгу, осетрину и т.п.

В Охотном ряду, после манифеста Сталина о головотяпстве, появилось было все, по высоким, правда, ценам. Мужички-торговцы сильно вытеснены евреями и грузинами, но торговля все же шла. Под предлогом антисанитарности и недоброкачественности товаров Охотный перевели на Цветной бульвар, в опустевший рынок (почему тут товары будут доброкачественнее?). Торговцы заняли пустые, заброшенные лари-будки. Но уже объявился «человек с портфелем», который начал записывать и описывать. По всей вероятности, разбегутся.

А огурец стоит 40 к., и не всегда его найдешь (огородников тоже так обобрали и стеснили, что огородничество сгинуло под Москвой).

Даже презервативы (58 коп. за 1/2 дюжины, очень грубые, и больше не дают, как любезно сообщил один молодой человек) в резиновом магазине предмет очереди, правда, пока не выходящей за пределы самого магазина. Но что будет, когда хвост окажется на улице и домашние хозяйки начнут подходить с вопросом: «а что дают»?

......

«Разруха какая-то общая, как в 1917 г. - растет с каждым днем. Мелочь исчезла из оборота. Уже торговцы продают только на папиросы - колбасу, селедки, мыло. Сдачи не дают. В провинции извозчики предлагают «на выбор»: 5 руб. бумажкой или 2 р. 50 к. серебром. В магазинах вывески: просят не затруднять разменом. То же у касс железных дорог.

Трамваи работают скверно. Развороченные московские улицы убираются клочками, медленно. На железных дорогах постоянные катастрофы, число которых и размеры растут с каждым днем.

С провиантом - все хуже.

Газеты кричат о необыкновенном урожае и о том, что его некуда девать: нет не только помещений, но даже мешков для хранения собранного тракторами и комбайнами зерна!»
kluven

* * *

«Начиная с Испании мы чувствовали всю неизбежность войны. Для меня нет ничего более смешного, чем рассуждения о том, что Гитлер «вероломно» напал. [...] Все знали, что приближается война, но как-то лихорадочно старались об этом не думать.

[...]

Основной ударной силой в будущей войне представлялись тачанки. Фильм кончался праздником победы после войны: с экрана на нас смотрели популярные актеры (на войне, которая шла на экране, конечно, никто из них не погиб), а за спиной у них пылал фейерверк победы. Такой представлялась нам война.

Мы все читали «На Западном фронте без перемен» Ремарка и «Прощай, оружие» Хемингуэя и достаточно слышали и говорили о второй всемирной войне. И как-то усердно об этом забывали... Все торопились веселиться.

[...]

Отправляли нас торжественно. Перед погрузкой выстроили около вагонов, и командир эшелона объявил, что с прощальным словом к нам обратится старый питерский пролетарий.

Пролетарий был уже навеселе, и напутствие его я запомнил на всю жизнь, как «Отче наш»: «Ребята, гляжу я на вас, и жалко мне вас. А пораздумаю я о вас, так и хрен с вами!»

«По вагонам!» – взревел командир, и мы отправились в путешествие...»
kluven

Ложечки нашлись (ещё 1 июня), а осадок остался


«Ещё 1 июня медицинская экспертиза установила, что в организме Джорджа Флойда была смертельная концентрация наркотиков, он не мог дышать из-за отёка лёгких, вызванного передозировкой, передаёт Fox News. Однако власти Миннесоты скрывали этот факт и позволили активистам Black Lives Matter громить и жечь американские города во имя "жертвы полицейского насилия"».

27 августа 2020 FOX NEWS
https://russian.rt.com/inotv/2020-08-27/Fox-News-vlasti-Minnesoti-skrivali
https://www.kare11.com/article/news/local/george-floyd/new-court-docs-say-george-floyd-had-fatal-level-of-fentanyl-in-his-system/89-ed69d09d-a9ec-481c-90fe-7acd4ead3d04
https://www.fox9.com/news/court-filings-medical-examiner-thought-george-floyd-had-fatal-level-of-fentanyl-in-system

Так, глядишь, в один день и у пассажира пломбированного вагона какой-нибудь фентанил найдётся, вместо полицейского насилия.
kluven

Катится-катится пломбированный вагон


«Народного избранника и жертву кровавого тирана Путина неполживца Алексея встречают в Германии. Эскорт уровня министра иностранных дел. Вместо скорых - спец. машины немецкой армии».



В общем, с кое-чем пока "могут быть варианты", а пломбированный вагон выяснился без вариантов.

Он, впрочем, выяснился ещё в истории с источниками финансирования Навального и с благотворительным устройством его дочки в Стэнфорд, но тут попал на видео.
kluven

Егор Холмогоров


«Скоро начну банить за фразу "поезд уже ушел" (особенно расплодилась в связи с Белоруссией).
История не поезд.
У нее нет рельсов.
Уйти она никуда не может.
История это деяние.
История это поступок.
Бери и делай (карта Израиля в помощь).
Наши враги украинизаторы и белорусизаторы так и поступают: они считают, что "сделать" можно все что угодно -- нацию, язык, государство.
И только русским запрещают русификацию и рассказывают про ушедший поезд.
Причем когда бы ты ни пришел на платформу, всегда висит объява, что "поезд уже ушел" -- специально для Ваньки».
kluven

Покатались -- и хватит


"РЖД вернутся к рассадке пассажиров в поездах без социальной дистанции."

РЖД начнет продавать билеты на поезда дальнего следования с 29 мая на все места без учета социальной дистанции между пассажирами. РЖД начали рассаживать их в метре друг от друга в апреле на фоне пандемии коронавируса.


Немировский: «Логика в отношении пассажиров понятна – кому по деньгам выкупить полное купе, но охота ездить именно так, – тот сам себе парикмахер, так пусть хоть заплатит РЖД перед инфицированием – он и без поездки при таком отношении к делу найдет себе случай инфицирования, так пусть хоть с пользой для РЖД. Кому выкупать купе не по деньгам, а ехать очень надо - шо о них и думать-то, о нищебродах. А вот проводники и прочие поездные работники при такой системе - им совсем уж подстава. Как и тем, кто потом будет контактировать с ездоками. –– Но, собственно, начальство некоторое (даже долгое) время уже думало о населении сильно больше, чем то в своем большинстве думало само о себе – а теперь начальству этот перекос явно все больше досаждает».